Коонен Алиса Георгиевна

Ко́онен Алиса Георгиевна (1889-1974), русская актриса, народная артистка России (1935). Жена А. Я. Таирова. С 1905 в МХТ. В 1914-49 в Камерном театре. Создала трагедийные образы Федры («Федра» Ж. Расина), Адриенны Лекуврер («Адриенна Лекуврер» О. Э. Скриба), Комиссара («Оптимистическая трагедия» В. В. Вишневского), Эммы Бовари («Мадам Бовари» по Г. Флоберу) и др.
Ко́онен Алиса Георгиевна [5 (17) октября 1889, Москва — 20 августа 1974, там же], русская актриса.
Родилась в небогатой семье бывшего бельгийского подданного, поверенного по судебным делам, который вскоре оставил семью и уехал из России. В детстве она выступала в домашнем театре в тверском имении своей тетки, в прошлом провинциальной актрисы. Там однажды ее увидела родственница К. С. Станиславского, которая рассказала великому режиссеру о талантливой девочке.
Редактировать

В созвездии Художественного театра

Во время учебы в гимназии Коонен увлеклась Художественным театром, его великолепными актерами и прежде всего В. И. Качаловым. Но дорога в театр, казалось, ей была заказана — в школу при театре набирали трех человек при конкурсе 100 человек на место. В 1904, несмотря на то что она опоздала на экзамен, комиссия в составе В. И. Немировича-Данченко, О. Л. Книппер-Чеховой, Л. М. Леонидова и др. согласилась ее прослушать, и в результате по единодушному мнению талантливая пятнадцатилетняя девочка была принята.
В Художественном театре Коонен сразу стала одной из самых любимых учениц К. С. Станиславского, другом Качалова. В театре ее называли ласково Аличка. После окончания школы, ее приняли в состав труппы. Помимо выходных ролей, ей сразу поручили роль Митиль в «Синей птице» М. Метерлинка (премьера 30 сентября 1908).
Однако дальнейшая актерская карьера в театре складывалась непросто. С 1908 по 1912 она сыграла лишь несколько ролей, в основном во 2-ом составе: Верочку («Месяц в деревне» И. С. Тургенева, 1909), Машеньку («На всякого мудреца довольно простоты» А. Н. Островского, 1910), Марьим («Miserere» С. С. Юшкевича, осень 1910), Машу («Живой труп» Л. Н. Толстого, 21 сентября 1911). Удовлетворена она была только последней ролью. Возможно, чисто интуитивно отвергала актриса знаменитую систему Станиславского, чувствуя, что это — не ее. Вот строки из ее дневника тех лет: «Мелкое, кропотливое царапанье ролей... Работа без огня, без вдохновения, без радости, без слез». Актриса получила заманчивое предложение Г. Крэга отправиться в Италию, где специально для нее был бы создан театр, поскольку прозорливый режиссер считал, что актриса «умрет от одиночества и тоски» во МХТе. Коонен решает уйти из театра. В письме к Немировичу-Данченко она пишет: «мне хочется искать свой собственный путь в искусстве».
Редактировать

Свой путь

Она поступает в Свободный театр К. А. Марджанова. Театр просуществовал всего один сезон. Успех у публики имели только две постановки молодого режиссера А. Я. Таирова «Покрывало Пьеретты» А. Шницлера — Э. Донани (1913) и «Желтая кофта» Г. Бенримо, Д.-К. Хазлтона (1913). Когда Свободный театр закрылся, Таиров и группа актеров этих спектаклей решает создать свой театр. Основой этого театра будет вначале творческий, а потом и личный союз Таирова и Коонен.
Камерный театрТаирова и Коонен открылся пьесой индийского драматурга Калидасы «Сакунтала» (25 декабря 1914). Образ обманутой чистой девушки из древних индийских мифов, созданный Коонен, произвел впечатление на критику и публику. После спектакля М. Н. Ермолова подарила Коонен фотографию с надписью «Милой звездочке Алисе Георгиевне. В добрый путь».
В предреволюционный период Коонен сыграет Саломею («Саломея» О. Уайльда, 1917), Куклу («Ящик с игрушками» Дебюсси, 1917), Сюзанну («Женитьба Фигаро» Бомарше, 1915) и др.
Редактировать

Мельпомена, Талия, Терпсихора...

Но свои лучшие роли актриса сыграет уже после революции. Роли Адриенны Лекуврер («Адриенна Лекуврер» Э. Скриб — Э. Легуве, 1919) и Федры («Федра» Ж. Расина, 1922), стали ключевыми в ее актерской карьере. Именно они создали ей славу талантливейшей и разноплановой актрисы и оправдали репертуарную политику Таирова, строившуюся вокруг Коонен.
В роли Федры ее сравнивали с великими французскими трагическими актрисами Сарой Бернар и Рашелью. Особенно ценным для нее стало признание театрального Парижа, куда театр привез эту постановку в 1923. Искушенных парижан поразил необычный стиль спектакля и совершенная трактовка образа Федры—Коонен.
Комическую сторону таланта актрисы помогла раскрыть веселая оперетта Ш. Лекока «Жирофле-Жирофля» (1922), в которой Коонен играла двух сестер-близнецов. В этой веселой, но весьма сложной технически театральной шутке Коонен умудрялась вести две роли, весело пританцовывая и исполняя задорные арии.
В середине 1920-х гг. важное место в репертуаре актрисы заняли роли из пьес Ю. ОНила: Эбби («Любовь под вязами», 1926), Элла («Негр», 1929). В роли Эбби Коонен удалось достичь настоящего трагедийного пафоса и дать первую, признанную самим автором, трактовку этой роли.
Роль Комиссара в «Оптимистической трагедии» Вс. Вишневского (1933), стала важным психологическим рубежом для актрисы, которой впервые довелось сыграть современницу.
Следующими ее этапными ролями стали Клеопатра («Египетские ночи» по А. Пушкину, У. Шекспиру, 1935), Мадам Бовари («Мадам Бовари» по Г. Флоберу, 1940), роль, которая была особенно любима актрисой, возможно, еще и потому, что Коонен являлась автором инсценировки. Этот образ своей психологической глубиной соответствовал запросам ученицы Станиславского и Таирова. За эту роль она получила награду французского посольства.
1940-е гг. стали годами заката Камерного театра. Многие пьесы не разрешались к постановке, а художественный уровень «проходных» пьес не удовлетворял ни театр, ни его ведущую актрису. Таирову все-таки удалось поставить и в этот период несколько хороших спектаклей, большинство из которых рассказывали о прошедшей войне. Коонен сыграла всего три роли, конечно, уступавшие по уровню материала ролям предыдущих лет: Эву Мийлас («Жизнь в цитадели» А. Якобсона, 1947), Эрлин («Веер леди Уиндермир» О. Уайльда , осень 1948), актрису Привалову («Актеры» А. Васильева, Л. Эльстона, 1949).
Закрытие Камерного театра и связанная с ним смерть Таирова перевернули жизнь актрисы. Горько звучал на последнем спектакле 30 мая 1949 монолог Адриенны Лекуврер: «Театр, мое сердце не будет больше биться от волнения успеха...». Она больше не работала в профессиональных театрах, но это не означало, что она ушла из искусства. Коонен занималась художественным чтением, выступая с отрывками из своих старых спектаклей и обширными стихотворными программами, работала на радио.
На подмостках Камерного театра Коонен сыграла репертуар, о котором мечтали многие актрисы. Ее союз с Таировым был одним из самых удачных как в творческом, так и личном плане. Она нашла в нем своего режиссера, он — актрису, способную понять его искусство и воплотить его в совершенной форме.
Редактировать

Дополнительная литература

  • Камерный театр: Cтатьи, заметки, воспоминания. М., 1934.
  • Таиров А. Я. Записки режиссера: Статьи. Беседы. Речи. М., 1970.
  • Головашенко Ю. Режиссерское искусство Таирова. М., 1970.
  • Советский театр: Документы и материалы. Русский советский театр 1917-1932. Л., 1975-79. Т. 1-3.
  • Последний луч трагической зари: Дискуссии о трагедийности искусства в 1920-30-х гг. // Вопросы истории. 1993. № 4. С. 27-53.
  • Рудницкий К. Структурный реализм Александра Таирова (1920-е годы) // Мир искусства. М., 1995. С. 42-78.

Сочинения

  • Коонен А. Г. Страницы жизни. М., 1975.

Смотри также

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика