О'Нил Юджин

О'Нил (О'Нейл) (O'Neill) Юджин (1888-1953), американский драматург, реформатор американской сцены. Обнажение трагических коллизий и бездн человеческой жизни определяет пафос пьес, сочетающих экспрессивность и жесткую конкретику, символику и гротеск, социальные характеристики и фрейдистское понимание личности. Основные проблемы: трагическая несовместимость прекрасной мечты и повседневности («За горизонтом», 1920); разрушение личности, захваченной преуспеванием («Душа поэта», опубликована 1957); межрасовые конфликты («У всех детей Господа Бога есть крылья», 1924); безысходное противостояние поколений («Долгое путешествие в ночь», постановка 1956). Монументальные мифологические и аллегорические трагедии «Траур — участь Электры» (1931), «Разносчик льда грядет» (постановка 1946). Нобелевская премия (1936).
О'НИЛ (О'Нейл) (O'Neill) Юджин Гладстон (16 октября 1888, Нью-Йорк — 27 ноября 1953, Бостон), американский писатель, основоположник драматургии США, лауреат Нобелевской премии (1936) и четырех Пулитцеровских премий (1921, 1922, 1928, 1957).
Редактировать

С ощущением бездомности

Прошедшее в бесконечных разъездах детство и отрочество оставили у О'Нила ощущение бездомности. Соединившись с чувством американской неукорененности оно пронизывает все его творчество. Эти годы были отмечены тяжелым для юного сознания открытием тяжелого недуга матери, в результате неправильного лечения пристрастившейся к наркотикам. Это стало причиной утраты О'Нилом веры и алкоголизма старшего брата. Такая участь, вероятно, ожидала и самого драматурга, если бы он, поняв, что это мешает его творчеству, не сумел бы побороть дурное пристрастие. Эти трагические обстоятельства легли в основу одного из шедевров О'Нила — пьесы «Долгое путешествие в ночь» (1940, опубликована в 1956). Как ни странно, препятствием на пути О'Нила к его призванию оказался театр, в котором будущий драматург, сын довольно известного актера ирландского происхождения Джеймса О'Нила, вырос. Беззастенчиво предававший интересы искусства ради коммерции американский театр вызывал у будущего писателя лишь резкое неприятие. Не находя выхода дремавшим еще творческим силам, О'Нил занял позу бунтаря, бросающего вызов обывательскому окружению. Часто меняя занятия: посещал Принстон (1906-1907), откуда был отчислен, работал в торговой фирме, рекламным агентом и кассиром в театре, репортером, участвовал в экспедиции золотоискателей в Гондурасе, плавал матросом на торговом судне, сжигая себя в бесплодном существовании, О'Нил пришел в 1912 к самоубийству, но был спасен. Попав в туберкулезный санаторий (1912-1913), он впервые задумался о творчестве, чему в немалой степени способствовало знакомство с сочинениями А. Стриндберга и Ф. М. Достоевского. Это привело его в Гарвард, в класс профессора Дж. П. Бейкера («Мастерская №47», 1914-1915).
Редактировать

Личная жизнь

Драматически сложилась и личная судьба писателя. О'Нил оставил первую жену до рождения их сына, впоследствии видного специалиста в области античной литературы. По неизвестной причине он покончил собой в 1951 в самом расцвете сил. Второй женой писателя стала журналистка и писательница Агнес Боултон, их дочь Уна в шестнадцать лет вышла замуж за Чарли Чаплина (что стало причиной полного разрыва отношений между дочерью и отцом), а их сын, не найдя места в жизни, скатился на дно. Страдая от вмешательства прессы в его личную жизнь, О'Hил, человек по своему складу замкнутый и застенчивый, женившись в третий раз на Карлотте Монтерей (в прошлом актрисе), вел уединенную жизнь. В середине 1940-х гг. О'Hил тяжело заболел и оказался прикованным к постели. Хотя ни интеллект, ни его творческие способности не были затронуты неизлечимым недугом, путь к творчеству для О'Hила был отрезан, что он воспринимал как трагедию. Умер писатель в одиночестве, в период, когда критика всерьез полагала, что его пьесы устарели, а время прошло.
Редактировать

Родоначальник и реформатор американской драмы

Как художник О'Нил сложился в атмосфере ширившегося в начале 20 в. осознания необходимости коренных перемен в искусстве. Он ощущал настоятельную потребность в поисках новых путей, понимая, что либо драма родится как вид искусства, либо она, вечно угождая публике, откажется от притязаний на художественную значимость. В 1910-е гг. он сближается с радикальными кругами, в том числе с Дж. Ридом. Именовавший себя анархистом О'Нил отошел затем от политического движения, но крайне негативное отношение к государству как орудию подавления личности и буржуазному обществу, которое, презрев духовные ценности, обольстилось ценностями материальными, сохранял всю жизнь.
Выступив в двойной роли родоначальника и реформатора отечественной драмы, О'Нил не замкнулся в рамках «чистого искусства» — для задуманных им преобразований такой масштаб был тесен. Он отверг мелодраму и другие равно далекие от жизни жанры, царившие на Бродвее, соединив художественный эксперимент с обращением к основам бытия, и отважился показать изнанку жизни, поставив в центр пьес изгоев общества и сцены — матроса, фермера, негра, рабочего, проститутку. Новаторское осмысление национального опыта в драматургии О'Нила привело к утверждению в американском театре эстетики реализма.
Уже в ранних, далеких от совершенства пьесах в выборе темы, героев, среды ощутима самобытность его подхода (сборник «Жажда», 1914, и др.). Заметно приблизился он к воплощению своих творческих устремлений в цикле «морских» пьес. Постановка одной из них, «Курс на восток, в Кардифф», в театре «Провинстаун-Плэйерс» (они сотрудничали до середины 1920-х гг.) в 1916 считается датой рождения драмы в Америке. Обжигающая подлинностью неприглядная обстановка, жестокие нравы, грубая речь — все это в отсутствие занимательного сюжета, легко узнаваемых положений и типажей было внове для американской сцены, цеплявшейся за традиции «благопристойности», отринутые прозой и поэзией. В них не просто удачно воссозданы реалии и дух жизни, тонко схвачена атмосфера. При всей заземленности действия пронизанные глубокой человечностью пьесы обретают поэтическое звучание. Отразилось в них и трагическое видение мира, придавшее масштабность драматическим коллизиям лучших творений О'Нила, определив его своеобразие как художника.
Редактировать

Творческая зрелость

1920-е гг., период творческой зрелости О'Нила, прошли под знаком поисков формы современной трагедии. С нею связаны и его высшие художественные достижения — «Император Джонс» (1920), «Косматая обезьяна» (1922), «Всем детям Божьим даны крылья» (1923), «Любовь под вязами» (1924), «Странная интерлюдия» (1928), «Траур — участь Электры» (1931), «Продавец льда грядет» (1939, опубликована в 1946), «Долгое путешествие в ночь» и др. Воплощая конфликты современного мира, неизменно обрекающие человека на поражение, уходя корнями в действительность, его трагедии устремлены к вневременным, универсальным проблемам бытия. За любым конкретным сюжетом у О'Нила встает трагедия отчужденного человека. Столкновение с миром порождает необратимую деформацию сознания героя. Утратив цельность, он пребывает в вечном конфликте с самим собой и гибнет, истощив силы в бесплодной внутренней борьбе.
Так, Император Джонс, сам испытав расовый гнет и бесправие, мечтая о свободе и достоинстве, становится тираном и, воспроизводя ненавистный ему порядок — единственный, какой он знает, — погибает в ужасе перед возмездием, справедливость которого осознает. Наделенный горделивым сознанием творца, своим трудом приводящего в движение весь мир, кочегар Янк, даже на нижней ступени социальной лестницы, чувствует себя властелином вселенной. Случайная встреча с дочерью миллионера открывает ему глаза на то, что подлинный хозяин мира — денежный мешок. Янк жаждет восстановить надлежащий порядок, но его одинокий бунт обречен. Нет ему и пути назад — пытаясь обрести единение с природой, он находит смерть в объятиях гориллы.
В «Любви под вязами» любовные переживания участников драмы осквернены корыстью, а сами они видят друг в друге лишь орудие для достижения своих целей. Обзаведясь молодой женой, старый Эфраим Кэбот намерен навек закрепить власть над фермой, где с восхода до заката гнут спину его старшие сыновья, оставив ее будущему сыну. Эбби, чтобы завладеть фермой, решает соблазнить этого сына Кэбота, а тот мечтает отомстить отцу за горячо любимую им мать. Но, действуя «по схеме», герои попадают в ловушку собственных расчетов. Проснувшееся чувство ломает их планы, принеся не радость взаимной любви, а мучительные подозрения, отчуждение, неприязнь. Стремление искупить прошлые прегрешения толкает Эбби на еще более страшный шаг — убийство младенца, «обеспечившего» ей право на ферму. Лишь осознание героями своей вины приносит в финале мгновение трагического просветления.
Истоком крушения могущественного клана Мэннонов в монументальной трилогии «Траур — участь Электры» предстает пуританство Новой Англии и дух индивидуализма, иссушившие их сердца, лишив способности любить. Ее действие происходит после окончания Гражданской войны в США, но, как и в «Любви под вязами», перекликается с античным мифом. Неимоверным усилием воли героиня трагедии, Лавиния, разрывает тянущуюся из глубин прошлого кровавую цепь причин и следствий, добровольно приняв смерть при жизни — войдя в опустевший дом, она велит заколотить его.
Этот период отмечен у О'Нила необычайно активными экспериментами с драматургическими формами. Сохранив верность реализму, он идет путем первооткрывателя, добиваясь синтеза выразительных средств, чтобы полнокровно воплотить современный мир с его резкими контрастами, всеобщим распадом связей, дисгармонией, острой динамикой, напряжением. Следуя в русле исканий современного театра, вводя новые приемы построения действия и диалога, маски, символы, внутренний монолог, зрительные образы, О'Нил в корне изменил театральный язык американской драмы. Его художественный и общественный радикализм устраивал не всех — премьеры часто сопровождались запретами, публичными скандалами, судебными исками. Нередко он подвергался нападкам критики, особенно за приверженность жанру трагедии, не свойственной якобы американской жизни, и чрезмерную мрачность пьес.
Порвав с середины 1930-х гг. связи с театром, О'Нил работает над грандиозным «Циклом» (в целом — 11 пьес, охватывающих более полутора веков американской истории) и параллельно — над группой автобиографических и циклом одноактных пьес. Болезнь не позволила осуществить эти замыслы. О'Нил уничтожил незавершенные пьесы «Цикла» — уцелела лишь «Душа поэта» (1943, опубликована в 1957). При жизни драматурга были поставлены всего две из его последних вещей: философская притча «Продавец льда грядет», главная тема которой — иллюзия как единственная опора человека во враждебном мире, в 1946 и «Луна для пасынков судьбы» (1943) в 1947, обе неудачно.
Редактировать

Художественное наследие

Поворотным моментом в судьбе его художественного наследия стала посмертная публикация и постановка в 1956 автобиографической по характеру пьесы «Долгое путешествие в ночь», которая наряду с «Продавцом льда» считается вершиной его творчества и всей американской драмы. Осуществивший ее Хосе Кинтеро поставил тогда ряд поздних пьес, по сути открыв для театра неизвестного О'Нила.
С 1920-х гг. пьесы О'Нила, лучшие из которых вошли в золотой фонд мировой драматургии 20 в., идут в крупнейших театрах мира. Их ставили Дж. К. Кук, Дж. Лайт, Ф. Меллер, Т. Манн, Г. Клерман, оформляли Р. Э. Джонс (часто и удачно соединявший это с режиссурой), Б. Эдварде, Д. Хэйс. В них выступали многие прославленные актеры — Полин Лорд, Поль Робсон, Линн Фонтенн, Алфред Лант, Алла Назимова, Джейсон Робардс, Коллин Дьюхерст, Лив Ульман, Гленда Джексон, Лоренс Оливье, Кевин Спейси и др. Выдающимся художественным достижением явились спектакли Камерного театра, поставленные А. Я. Таировым с участием А. Г. Коонен и сценографией В. и Г. Стенбергов — «Косматая обезьяна», «Любовь под вязами (обе — 1926) и «Негр» («Всем детям Божьим даны крылья» (1929).
Пьесы О'Нила неоднократно экранизировались: «Анна Кристи» (1930) с Г. Гарбо (1930), «Император Джонс» (1933) с П. Робсоном, «Долгий путь домой» (1940, режиссер Дж. Форд), «Странная интерлюдия» (1932, телеверсия с Г. Джексон — 1988), «Продавец льда грядет» (1960, режиссер С. Люмет с участием Дж. Робардса и Р. Редфорда, «Долгое путешествие в ночь» (1962, режиссер С. Люмет с участием К. Хепберн и М. Ричардсона, несколько телеверсий) и др.
Редактировать

Дополнительная литература

  • Коренева М. М. Творчество Юджина О'Нила и пути американской драмы. M., 1990.
  • Ромм А. С. Юджин О'Нил. // Ромм А. С. Американская драматургия первой половины XX века. Л., 1978.
  • Clark B. H. Eugene O'Neill. New York, 1926.
  • Engel E. A. The Haunted Heroes of Eugene O'Neill. Cambridge (Mass.), 1955.
  • Gelb A. and B. O'Neill. New York, 1962.
  • Raleigh J. H. The Plays of Eugene O'Neill. Carbondale, 1965.
  • Bogard T. M. Contour in Time. New York, 1972.
  • Manheim M. Eugene O'Neill's New Language of Kinship. Syracuse (New York), 1982.
  • Floyd V. The Plays of Eugene O'Neill: A New Assessment. New York, 1984.
  • Barlow J. E. Final Acts: The Creation of Three Late O'Neill Plays. Athens (Ga.), 1985.
  • Alexander D. Eugene O'Neill's Creative Struggle: The Decisive Decade, 1924-1933. University Park (Pa), 1992.
  • Gallup D.C. Eugene O'Neill and His Eleven-Play Cycle «A Tale of Possessors Self-Disposessed». New Haven; London, 1998.

Сочинения

  • Пьесы. М., 1971. Т. 1-2.
  • Траур — участь Электры. М., 1975.
  • Пьесы / О'Нйл Ю., Уильямс Т. М., 1985.
  • Марко-миллионщик // Суфлер. 1996. № 1.
  • Complete Plays. New York, 1988. V. 1-3.
  • Selected Letters. New Haven, 1988.

Смотри также

О'Нил на театральной сцене и киноэкране

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика