Кордовский халифат

Ко́рдо́вский халифа́т, мусульманское государство на Пиренейском полуострове. Кордовский халифат являлся политическим преемником Кордовского эмирата, переживавшего глубокий упадок. В 912 умер последний кордовский эмир Абд Алла (888-912), оставив страну во власти мятежей, раздробленную сепаратистски настроенными подданными. Преемником на кордовском троне он назначил своего внука Абд ар-Рахмана, впоследствии великого халифа. Абд Алла уделял особое внимание воспитанию внука, рано увидев в юноше недюжинный ум, дальновидность и настойчивость.
Абд ар-Рахман (Абдаррахман III) принял титур эмира, когда ему был 21 год. Свое правление он начал с восстановления мира на испаномусульманских территориях и укрепления центральной власти. В 913 и 917 были окончательно приведены к повиновению арабская аристократия Севильи и Кармоны; Севилья вновь была включена в Андалусскую корону. В последующие годы эмир установил действенный контроль над марками. В Нижней марке это было отмечено передачей ему Бодахоса; в Средней — сдачей, после двухлетней осады, Толедо; в Верхней — восстановлением своей власти в Сарагосе, которая предпочла стать вассалом Леонского королевства.
Взятие Бобастро и прочие военные успехи принесли Абдаррахману III огромную популярность, на волне которой в 916/29 он принял титул халифа и «главы правоверных» и присоединил к своему титулу почетное имя ан-Насир ли-Дини-л-лах («тот, кто победоносно сражается за веру Господа»). Этот акт утверждал независимость правителя ал-Андалуса от какой-либо высшей мусульманской власти. Абд ар-Рахман аргументировал свои притязания ссылками на происхождение от дамасских халифов (испанские Омейяды — прямые потомки Омейядов, изгнанных из Дамаска Аббасидами в 750). С юридической точки зрения действия Абдаррахмана были беспрецедентны и свидетельствовали как о реально существовавшей независимости Кордовы от Багдада, так и о переосмыслении самого понятия власти халифа.
Достоинство, которое сообщал новый титул, хорошо сочеталось с политическими успехами нового халифа. Во внешней политике андалусский правитель сосредоточился прежде всего на борьбе против христианской Испании и против влияния Фатимидов в Северной Африке. Еще до принятия титула халифа Абдаррахману удалось положить конец христианским рейдам на мусульманскую территорию (экспедиции 920 и 924). Однако распространение мусульманского влияния было приостановлено во время правления Рамиро II, короля Леона (932-50). Самой крупной победой Рамиро была битва при Симанкасе в 939, когда громоздкая мусульманская армия была обращена в бегство и понесла большие потери из-за того, что Рамиро предусмотрительно вырыл в тылу мусульман ров. Со смертью Рамиро II в 950 в христианских государствах вспыхивают междоусобицы, что сильно их ослабляет.
951-61 гг. приносят невиданное укрепление власти и влияния Абдаррахмана. Сюзеренитет халифа и его преемников признают король Леона, королева Наварры и графы Кастилии и Барселоны, что подтверждается ежегодной выплатой дани; отказ от уплаты приводил к карательным рейдам. Тогда же разрушаются или передаются мусульманам большая часть укреплений. Таким образом, с 960 и до конца столетия мусульманский контроль над Пиренейским полуостровом достигает наивысшей точки. Стратегия создания политически зависимых единиц, применяемая испано-мусульманскими правителями, была скорее феодальной и определялась, видимо, нехваткой сил у мусульманских властей, вынужденных в результате довольствоваться вассальной зависимостью побежденных.
К 931 в результате ряда военных предприятий Абдаррахман стал сюзереном большого региона от Алжира до Сиджилмасы. Однако после похода фатимидского военачальника Джаухара в 959 под властью халифа остались лишь Танжер и Сеута. Это положение было исправлено только после 972, когда интересы Фатимидов переместились на восток, а их столица была перенесена в Египет. После походов 973 и 974 Омейяды вернули себе часть потерянных земель и восстановили былое положение. Абдаррахман III установил официальные контакты с Византией, обмениваясь посольствами и подарками с Константином VII Багрянородным. Германский император Оттон I и граф Барселонский также присылали своих представителей в Кордову.
В ноябре 961 Абдаррахман III умер, оставив трон своему пятидесятилетнему сыну ал-Хакаму II (Аль-Хакиму) (961-76). При этом халифе, интеллектуале и библиофиле, ал-Андалус процветал, сохраняя и укрепляя власть мусульман на полуострове и в Северной Африке; он становился одним из наиболее активных центров мусульманской цивилизации. Ал-Хакаму II наследовал его сын, малолетний и неспособный к уравлению страной Хишам II (976-1013). После интриг власть в стране захватывает Мухаммад ибн Аби Амир, находящийся с 978 на должности хаджиба (управителя дворца).
Ибн Аби Амир никогда не претендовал на халифский титул, но сконцентрировал в свих руках все нити гсударственного управления. Он поощрял чувственные излишества молодого халифа и держал его в стороне от всякой государственной деятельности. Мать Хишама прнцесса Субх (баскская наложница ал-Хакама II) ничего не могла сделать, чтобы помочь сыну. Окончательно все ее попытки потерпели неудачу, когда ибн Аби Амир перевел администрацию из Алькасара в Кордове в свой собственный новый дворец Мадина аз-Захира. В 981 хаджиб принял титул ал-Мансур би-л-лах («Победоносный с божьей помощью»), который у христианских хронистов известен как Альмансор. он также получил право быть упомянутым после халифа в пятничной молитве — хутбе. Период с 981 по 1008, время правления ибн Аби Амира и его сына Абд ал-Малика, может быть назван амиридской диктатурой.
«Царствование» ал-Мансура известно военными победами (ему приписывают 57 успешных походов). При расширяется территория, прочно удерживаемая мусульманами, укрепляются отношения сюзеренитета с христианскими королевствами. Большая часть походов была направлена против Леона и Кастилии или против полунезависимых феодалов Пиренейского полуострова. В 985 мусульмане вышли на Барселону, в 997 были разграблены и разрушены церковь и монастырь Сантьяго де Компостела. Только сама гробница святого осталась нетронутой. В 1000 ал-Мансор разбил соединенное войско христианских государей. Влияние ал-Андалуса распространилось и на Северную Африку: в 998 сын ал-Мансура обосновался в Фесе почти как вице-король. Военная активность Кордовы не падала и при Абд ал-Малике. После успешной экспедиции 1007 халиф пожаловал ему титул ал-Музаффар (Победоносный). Абд ал-Малик правил после смерти своего отца в течение шести лет и казался если не равным ему, то все же весьма умелым администратором и талантливым военачальником. Он умер при загадочных обстоятельствах в 1008.
С этого времени и по 1031 наступает один из самых трагических периодов в истории ал-Андалуса. С вершин богатства, могущества и расцвета культуры страна ввергается в междоусобицы, упадок центральной власти. После Хишама II халифатом в этот период управляли шесть членов рода Омейядов и еще трое из наполовину берберского рода Хаммудидов. В 1031 совет министров, собравшийся в Кордове, провозгласил власть государственного совета. На практике он правил только районом Кордовы. К этому времени тридцать городов полуострова обзавелись более или менее независимыми правителями. Так началась эпоха «мулук ат-таваиф» («удельных князьков»).
Государство Омейядов было автократией: халиф распоряжался внутренними и внешними делами, осуществлял верховное командование армией, распоряжался жизнью и смертью своих подданных. С 929 на пятничной молитве благословление божье призывалось не на аббасидского халифа, как это было раньше, а на кордовского правителя. При государе состоял первый министр с титулом хаджиба (везира — на Востоке), Ал-Андалус состоял из 21 провинции и трех марок, служивших военным рубежом на севере. Во главе провинции стоял вали (губернатор); графы отвечали за сбор пошлин с немусульманских общин. Они были весьма многочисленны, и им предоставлялась автономия, включая и наличие своих судей. К аппарату управления косвенно принадлежали и законоведы, чье влияние усиливается при ал-Хакаме II.
Кордовские халифы, сами весьма образованные люди, покровительствовали искусствам и наукам, особенно заботясь о поддержании культурной преемственности от Багдада. Ал-андалусские мусульмане продолжали считать себя частью мусульманского мира, центром которого по-прежнему оставался Багдад. Именно оттуда в Кордову приходят новые идеи государственного управления, учения различных правовых школ, правила церемониала, наука о прочтении Корана и многое другое. Испано-мусульманские ученые, поэты, законоведы считают необходимым учиться у восточных учителей и совершают поездки в Сирию.
При дворе в Кордове принимаются знаменитый филолог ал-Кали (941), работает историк Табари Ариб, творит поэт и грамматик ал-Зубайди. Хронисты донесли до нас сведения о необыкновенной библиотеке ал-Хакама II, насчитывавшей более 400 тыс. томов. Еще не будучи халифом, ал-Хакам заботился о пополнении библиотеки, заказывая профессиональным переписчикам манускрипты, которых не было в халифской библиотеке; он также нанимал людей, чтобы сверять копии с оригиналами, дабы не вкрались ошибки. Ал-Хакам обнаружил один из первых экземпляров знаменитой Китаб ал-Агани (Книги песней) — истории арабской поэзии и музыки Абу-ль-Фараджа аль-Исфахани. Активность халифов распространялась и на область архитектуры. И Абдаррахман, и Хакам II, и затем ибн Аби Амири расширяли и усовершенствовали конструкцию Кордовской мечети. Абдаррахман III, приняв титул халифа, начал строительство новой резиденции Мадина аз-Захра, которое было закончено спустя 40 лет. Кордовские правители также уделяли много внимания поддержанию дорог, мостов, водоснабжения и строительству укреплений.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика