Теорема (кино)

«Теорема» (Теогеmа) Италия, 1968, 100 мин.
Философская драма.
Возможно, одна из самых противоречивых картин в истории мирового кино. Она вызвала взаимоисключающие трактовки, нападки на режиссера слева и справа, расколола представителей Ватикана на два лагеря: одни вручили Пьеру Паоло Пазолини премию экуменического жюри, другие требовали очередного процесса над кинематографистом-богохульником. В среде критиков тоже был разброд — фильм называли то шедевром, то мистификацией. Он является символической, метафизической притчей. При всей простоте сюжета и притчевой заданности характеров героев смысл не прямолинеен, а наоборот — многозначен, иногда даже не читается, остается зашифрованными. В самом названии подчеркнуто, что каждый из зрителей должен приложить немалое усилие, чтобы доказать предложенную теорему.
Лента четко делится на две половины, что связано с приездом и отъездом главного героя — чужестранца, образ которого загадочен, амбивалентен. Под внешностью ангела, вероятнее всего, скрывается дьявол во плоти. Всех членов семьи крупного промышленника из Милана охватывает странная, порой противоестественная страсть к этому незнакомцу. Она переживается как нечто фатальное, неизбежное — и вместе с тем желанное, мечтаемое. Это — порок, наваждение, болезнь. И в то же время — радость, счастье. Когда герой уезжает, никто не в силах пережить эту потерю.
Для Пазолини образ чужестранца (даже если не считать его дьяволом) — словно осуществленная метафора тайных пороков и страстей благопристойных буржуа. Нужен был толчок, катализатор, позволяющий начать реакцию. Необходима лишь критическая масса, чтобы произошел цепной распад. Когда появляется незнакомец, семья уже морально готова к деградации, а ее глава отказался от управления фабрикой и вообще намеревается ее разрушить. Это общество, по мысли режиссера, обречено на неминуемую гибель, не в состоянии больше существовать. И явление «дьявола-ангела» — это знамение, предостережение. Но абсолютно не случайно, что Пьер Паоло Пазолини оставляет возможность для возрождения, возвращения к жизни, воскрешения лишь служанке Эмилии, бывшей крестьянке, пытающейся в религиозном экстазе, в покаянии, в милосердии к нищим и исцелении больных искупить свой «грех». Новая жизнь может быть уготовлена также простым крестьянам из ее родной деревни (среди них — и мать самого Пазолини), забавному Анджелино — не Ангелу, а всего лишь ангелочку, похожему на деревенского блаженного, юродивого, устами которого глаголет истина. Именно он, как «ангел смерти», приносит весть о прибытии чужестранца. А его следующее «благовещение» определит время исчезновения «дьявола», сделавшего свое дело, выполнившего предназначенную роль.
Теорема доказана — остается только применить ее на практике, при решении задачи. Категоричность идей Пазолини, верившего в конце 60-х годов (почти как более молодые «контестаторы», бунтари 68-го года) в скорое уничтожение не принимаемой им системы, не оправдалась. Но художественная неоднозначность воссоздаваемого режиссером мира позволяет отнестись к этой картине как к одной из лучших в его творчестве.
На фестивале в Венеции премию за роль получила актриса Лаура Бетти, сыгравшая служанку Эмилию.
Сергей Кудрявцев
В ролях: Теренс Стэмп, Сильвана Мангано, Массимо Джиротти, Анн Вяземски, Лаура Бетти, Нинетто Даволи, Сусанна Пазолини.
Лауреат Венецианского кинофестиваля в номинации «Лучшая актерская работа» за 1968 год
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика