Облако-рай

«Облако-рай», Россия, 12А, 1990, цв., 80 мин.
Трагикомедия.
О простых, бесхитростных людях маленького городка, которых пробуждает от повседневной рутины необычный поступок молодого, любящего слегка приврать, но, по сути, доброго парня. Однажды в воскресенье от сущего безделья Коле соврал, что уезжает на Дальний Восток. И пришлось незадачливому пареньку участвовать в собственных проводах...
«Облако-рай» вообще-то эксцентрическая комедия, хотя, как сказал когда-то Семен Кирсанов, Маяковский тоже писал ямбами, но посмотрите — на них лица нет. У Досталя получается эксцентрическая комедия, но, так сказать, траченная годами застоя, когда ее красноречивый абсурдизм недаром раздражал сметливую бюрократию и последовательно ею изживался. Отсюда усталый, медленный, одышливый темп, нечеткий ритм, полудремотная созерцательность и элегические останки золотого века эксцентризма: «каскадная пара» близнецов в комбинезонах, периодически появляющаяся в комнате, чтобы вещь за вещью выносить мебель, уже распроданную предприимчивой соседкой — им, в рамках принятой условности, не ударить чечетку, зато они синхронно жуют резинку; «комический дуэт» — дылда дочка и квадратная мамаша (Пат и Паташон, Эббот и Костелло, Тарапунька и Штепсель); обыгрывание популярнейшего в жанре аксессуара — чемодана. Все это безотказно вызывает смех, как и жонглирование приметами разных десятилетий: тут шляпка и губки бантиком из 50-х, «платформы» из 70-х, платье, сшитое местной портнихой по моде 60-х и календарь за 1991 год, а еще есть шинель — чуть ли не с железного Феликса, — в которую упакована молчаливая старуха на скамейке. И это уже не просто хохма: роль времени у нас играет пространство. Мы с трудом отрываемся от своей эпохи (а своя она у нас, пока мы молоды — но об этом у Чехова); на каждом стоит клеймо его времени; «времена меняются, и мы меняемся вместе с ними» — это сказано не о нас, а о нас другое: «Бог дал время и дал его много» (или тут надо сказать — аллах?).
Все кончается тихой бескровной смертью героя — растворением его в бесконечных наших просторах, где нет места и крохотному оазису — облачку рая, — трагикомическим торжеством ритуально воплощенной, убийственной коллективистской морали, не терпящей отклонений и узаконенной псевдофольклорно; мы же так любили провожать: «Его» — на запад, гармониста — в институт, новоселов — на землю целинную, питомцев Земли — до самого солнца.
Это правдивая и невероятная история советского «лишнего человека», изгоняемого по всем правилам коллективистской обрядности, но способного отплатить враждебной общине тем, что сохраняет свою единичность.
В ролях: Андрей Жигалов, Сергей Баталов, Ирина Розанова, Алла Клюка, Анна Овсянникова, Владимир Толоконников, Лев Борисов, Юрий Колобков, Зинаида Воркуль, М. Никитская, Александр Числов, Евгений Титов, Михаил Мезенцев, Б. Камарзин, Вера Ивлева, Юра Попов.
Автор сценария: Георгий Николаев.
Оператор: Юрий Невский.
Художник-постановщик: Алексей Аксенов.
Текст песен: Андрей Жигалов.
Звукорежиссер: Валентин Бобровский.
Монтаж: Мария Сергеева.
Приз «За разрушение барьера между фильмами для избранных и кино для всех» на КФ «Кинотавр-91» (Сочи); Приз «Золотой Овен-92»; «Серебряный Леопард» специальный большой приз жюри и вторая премия города Локарно (30 тыс. швейц. франков), приз экуменического жюри, приз молодежного жюри, приз Международной конфедерации экспериментального кино в Локарно-91; Гран-при II MFEC (Франция); Специальный приз жюри актерскому составу (А.Жигалов, С.Баталов, И.Розанова, А.Клюка, Вл.Толоконников) КФ молодых актеров в Женеве-91; По опросу кинокритиков и журналистов (призы кинопрессы за 1991 год) лучший фильм года, лучшая мужская роль (А.Жигалов).
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика