Каракалла

Карака́лла (Caracalla, Caracallus; настоящее имя Септимий Бассиан (Septimius Bassianus), полное императорское имя Марк Аврелий Антонин, Marcus Aurelius Antoninus) (4 апреля 188, Лугдунум, Галлия (ныне Лион) — 8 апреля 217, близ Карр, (ныне Харан, Турция) — римский император (211-217) из династии Северов. При рождении Каракаллу, сына Септимия Севера, назвали Юлием Бассианом в честь отца его матери, Юлии Домны. Северы происходили из Северной Африки, а мать была сириянкой, дочерью жреца сирийского бога Солнца. Каракалла — прозвище, происходящее от названия долгополого галльского одеяния, на которое он ввел в моду в Риме.
В 195 году Септимий Север объявил его цезарем, в 198 — августом, в 211 после смерти Севера, Каракалла и его младший брат Гета унаследовали трон как соправители. Завершив кампанию в Британии, где они находились с 208, и взяв с собой прах отца, братья в сопровождении Юлии Домны направились в Рим. Их взаимная ненависть была столь велика, что они не останавливались в одном доме и не ели за одним столом, опасаясь отравления. Оба стремились оказаться в столице, где могли чувствовать себя в большей безопасности. По приезде в Рим, после похорон и обожествления Севера, они поселились в противоположных концах дворца, и каждый имел многочисленную стражу. Дело шло к территориальному разделу империи, по которому Гете отходила Азия, а Каракалле — Европа. Попытки Домны примирить сыновей были безуспешными.
Вскоре Каракалла подготовил убийство Геты, которое, однако, не встретило одобрения преторианцев, помнивших о клятве верности обоим императорам. Армия готовилась к серьезному сопротивлению. Каракалла ответил на это выплатой вознаграждения в размере 2, 5 тыс денариев каждому воину и увеличением довольствия на 50%, кроме того, он поднял плату легионерам. В высшем военном руководстве он устранил военачальников, поддерживавших Гету или старавшихся остаться в стороне. Он также ввел положение, согласно которому ни одна из провинций не имела права формировать войска численностью более двух легионов, тем самым лишив наместников возможности собрать силы для восстания угрожающего масштаба.
В 213 император отправился в Германию, где крупный племенной союз алеманнов создал серьезную угрозу для северных границ империи. Каракалла разбил их в битве на Майне, хотя его политические противники заявляли, что он попросту откупился. Как бы то ни было, это было дешевле затрат на долгую войну и на два десятилетия отсрочило набеги германцев. Сам Каракалла не испытывал ненависти к германцам, проявляя к ним даже некоторую симпатию; в подражание германским варварам он носил белый парик.
Приверженность Каракаллы этому неримскому стилю была лишь внешним проявлением падения престижа всего римского и италийского. Оно нашло отражение в самом известном юридическом законоположении древности, названном по имени императора Конституцией Антонина. Этот эдикт наделял все население империи, за исключением рабов, статусом римских граждан, который до той поры оставался привилегией жителей Италии и малочисленной элиты в провинциях. Эдикт имел и финансовую выгоду, так как привел к увеличению числа людей, обязанных теперь платить те налоги, которые раньше платили только римские граждане.
Грандиозным памятником правления Каракаллы стали термы, названные его именем, хотя их строительство началось еще при Севере. Окруженное обширными садами с гимнастическими площадками под открытым небом и произведениями искусства, главное здание терм Каракаллы, оборудованное гидравлическими, нагревательными и дренажными устройствами, было рассчитано на 1600 купальщиков. Его центральная часть представляла собой зал с плавательным бассейном под высоким бетонным сводом, державшимся на четырех огромных столбах. Сам зал был столь велик (5624 кв. м), что люди в нем казались карликами.
Себя же Каракалла предпочитал видеть в образе Бога-Солнца или Александра Македонского, покорившего весь мир и даровавшего ему всеобщее гражданство. Соответственно, он строил планы о покорении Парфии, что не удалось даже Траяну. В 214 Каракалла собрал на Дунае огромную армию для восточного похода, включавшую 60 тысяч человек, экипированных подобно македонцам прежних времен. В следующем году император вторгся на территорию Парфии, успешно расширил границы империи за Месопотамию, однако не смог покорить Армению. В 216 он начал поход в Мидию, но вынужден был вернуться к месопотамским границам.
В это время преторианский сопрефект Макрин, в ведении которого находилась императорская переписка, понял, что его собственная жизнь в опасности. Когда Каракалла во время поездки верхом из Эдессы в Карры, где он хотел посетить храм бога Луны, спешился, один из солдат по приказу Макрина ударил его кинжалом, а офицеры стражи добили императора. Историк Дион Кассий писал, что сенаторы ненавидели Каракаллу. Император был хитер, сообразителен и не останавливался перед применением любого насилия. Он любил скачки на лошадях, плавание и получал удовольствие от кровопролитных состязаний. Дион Кассий полагал, что Каракалла имел помутненный рассудок.

Смотри также

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика