Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Община

Общи́на — форма социальной организации, в широком значении слова различные общности: городские коммуны, сельские общества, землячества, религиозные сообщества, профессиональные объединения. В ряде стран общины (коммуны) являются низовой административно-территориальной единицей. В исторической науке и социологии общиной называют первичную форму социальной организации, которая возникает на основе природных, кровнородственных связей. Первобытная (родовая) община характеризуется коллективным трудом и потреблением, более поздняя форма — соседская (территориальная, сельская) община сочетает индивидуальное и общинное владение, характерна для докапиталистического общества. Община обладает полным или частичным самоуправлением. В дореволюционной России община была замкнутой сословной единицей, использовалась как аппарат для сбора податей. После Крестьянской реформы 1861 года община стала собственником земли. В ходе Столыпинской аграрной реформы общинное землевладение заменялось частным крестьянским.

Формы общины

На первобытной стадии общественного развития община была универсальным социальным институтом, была производственным, семейно-бытовым и культовым коллективом. В дальнейшем община утеряла всеобъемлющее значение, стала одной из низовых ячеек более сложного социального организма, превратилась в самоуправляющуюся организацию непосредственных производителей. Природная, естественно возникшая общность людей составила основу, на которой начиналось историческое развитие. Она была необходимой предпосылкой трудовой деятельности людей. Неразвитость труда, примитивность орудий и средств производства обусловливали коллективность добывания жизненных средств. Существовавшее внутри первобытной общины разделение труда не было общественным в строгом смысле термина; оно основывалось на половозрастных различиях и на сезонных формах хозяйственной деятельности. Действительное общественное разделение труда лишь со временем зарождается между отдельными общинами, обменивавшимися продуктами своей деятельности. Составлявшие первобытный коллектив структурные элементы — отдельные индивиды, парные и большие семьи, агнатные группы — могли быть хозяйственно обособленными, но оказывались нежизнеспособными вне общины, выступавшей экономическим целым.
В науке существуют разные точки зрения на соотношение общины и рода. Согласно одной из них, род является основной структурной единицей первобытного общества, на ранних этапах развития община и род совпадали. Разделение общины, как производственной ячейки, и рода, как экзогамного коллектива кровных родственников, произошло позднее — при переходе к патриархально-родовым отношениям. Прогресс в развитии производительных сил и в общественном разделении труда вел к усложнению внутренней структуры общины, менялось и взаимоотношение составлявших ее элементов. С переходом от присваивающей экономики к производящей экономике создавались условия для индивидуализации производства, укреплялась и расширялась хозяйственная роль семьи, повышалась ценность производственного опыта, знания и умения отдельных индивидов, наметилось отделение организаторских функций от производительного труда. С расширением производства, возникновением специализации обмен взаимной деятельностью между членами общины чаще стал совершаться через общинных и родовых старейшин, вождей, постепенно сосредоточивших в своих руках распределение территории, руководство коллективными работами, организацию военного дела, отправление культа. Привилегированное положение общинной и родоплеменной верхушки в период разложения первобытнообщинного строя стал фактором, ускорявшим развитие имущественной и социальной дифференциации.
Развитие производства вело к умножению и усложнению выполняемых общиной экономических, идеологических, административно-управленческих, военных функций. Но в дальнейшем значительная часть этих функций переходила к новым социальным учреждениям: государству, рабовладельческой латифундии, феодальному поместью и вотчине. Вместе с тем община оставалась важнейшим социальным институтом в докапиталистических обществах. В отечественной историографии было принято выделять два основных типа общины — первобытную кровнородственную и соседскую территориальную. В развитии родовой общины обычно различали раннюю родовую общину охотников, рыболовов, собирателей и развитую родовую общину земледельцев и скотоводов.
Конкретно-исторические формы и варианты соседской общины отличаются многообразием. Карл Маркс выделял три основные формы (ступени, стадии) разложения общины и выделения семейно-индивидуального хозяйства: азиатскую, античную, германскую. Азиатская стадия являлась трансформированной естественной общностью, господствовавшей на первобытной стадии исторического развития. В ее основе лежала общая собственность на землю. Надел отдельной семьи представлял неотъемлемую принадлежность общины. Азиатская община опиралась на большой удельный вес коллективного труда, соединение ремесла и земледелия, слабое разделения труда между разными общинами. Античная стадия представляла следующую ступень разложения общины, обособления семейно-индивидуального хозяйства и частной собственности. Члены общины стали частными собственниками обрабатываемого надела, а используемая для общих потребностей общинная собственность в качестве государственной собственности (Ager publicus) была отделена от частной собственности. Гарантией сохранения античной общины служило равенство входивших в нее свободных граждан, самостоятельно обеспечивавших свое существование. Германская община стала дальнейшим шагом в обособлении составлявших общину семей, в укреплении семейно-индивидуального крестьянского хозяйства как основной производственной ячейки. В германской общине коллективная собственность была лишь дополнением к собственности отдельных домохозяев.
На развитие и конкретные формы общинных организаций накладывали отпечаток естественно-географическая и историческая среда, характер хозяйственной деятельности, этнические компоненты. Особенностями, порожденными необходимостью крупных коллективных работ (ирригация), отличалась община восточных деспотий. Господство общей собственности на землю реализовывалось через собственность верховной общины в лице государства, а отдельные общины выступали наследственными владельцами обрабатываемой земли.
Своеобразную форму ранней соседской общины представляла кастовая община, основанная на натуральном обмене продуктами и взаимной деятельностью. Профессиональные различия, порожденные такой формой общественного разделения труда, были закреплены в кастовых различиях. Тем самым резко усиливались присущие общине патриархальность и консерватизм, упрочивался автаркизм. Разложение кастовой общины происходило чрезвычайно медленным темпом. Наиболее полное развитие общинно-кастовая система получила в Индии, но она известна и Древнем Египте, Черной Африке, Океании, Японии.
Еще одной формой была кочевая община. Характер производства (необходимость коллективного выпаса и охраны стад, сезонного перераспределения пастбищ, родовая взаимопомощь в случае падежа скота и стихийных бедствий) обусловливал функционирование каждой семьи (большой или малой) лишь в качестве члена коллектива, обычно по-военному организованного. Район кочевья, занимаемый кочевой общиной был составной частью общей земельной собственности племени.
К первоначальной стадии формирования соседской общины подошли германские племена ко времени падения Западной Римской империи. К этой же стадии относится восточнославянская вервь накануне образования Древнерусского государства, иногда вервь отождествляют с большой семьей или с сельской общиной типа германской марки. Последняя стадия соседской общины связана с феодальным строем, когда она стала зависимой от господина. Общинные порядки продолжали действовать внутри феодального владения в качестве дополнения к парцеллярному хозяйству крестьян. Собственное хозяйство феодала было вынуждено подчиняться распорядку деревенской общины. При помощи общины поднималась целина, расчищались леса, прокладывались дороги, возводились ирригационные и мелиорационные сооружения, строились мосты, мельницы, военные укрепления, замки, культовые здания. Община сыграла положительную роль в переходе к трехполью и регулированию этой системы земледелия. Существование общины закреплялось в обычном праве, а иногда в писаном праве.
Соседская община лучше всего представлена в источниках и изучена на примере германской марки. Первоначально марка представляла собой объединение свободных землевладельцев. В процессе феодализации с переходом крестьянских наделов из частной собственности их владельцев в феодальное держание свободная марка превращалась в зависимую. В классическом варианте с характерным разделением земель на наделы отдельных семей и альменду, со строго регламентированным использованием последней, принудительным севооборотом, системой «открытых полей», сервитутами и самоуправлением марка сложилась к 12-13 векам и просуществовала до конца средневековья.

Эволюция русской общины

Русская община была вариантом соседской общины. Относительное многоземелье не требовало введения многочисленных сервитутов, ограничивавших индивидуальное землепользование крестьянских семей, как это было в германской марке. Этому способствовали и относительно небольшие размеры русских деревень. Обширная по территории альменда в русской деревне в гораздо меньшей мере использовалась коллективно. Зато в области самоуправления русская община (волость) имела намного большие права. Распределение земель, регулирование их использования, раскладка «тягла», избрание сельских властей (старост, а впоследствии волостных старшин), сбор средств на мирские расходы, организация взаимопомощи, решение гражданских и мелких уголовных дел составляли компетенцию крестьянских общин. Волость наряду с феодальным поместьем и вотчиной являлась территориально-административной единицей, частью государственного организма. Выборные волостные власти выступали представителями государственной администрации в низовом звене.
По мере развития процесса закрепощения крестьян, усиления фискального гнета, а также ростом населения и возникновением земельного «утеснения» крестьянские общины в России, как на государственных, так и на частновладельческих землях претерпевает существенные изменения. На протяжении 17-18 веков становится нормой проведение в общинах уравнительных переделов земли. Вместо определенного участка, находящегося в постоянном распоряжении, крестьянская семья получила меняющуюся по размеру и местоположению долю в общем землепользовании. Выход из общины становился все более затруднительным. Особенностью русской общины было ее укрепление в поздний период.
В условиях крепостного права отношения между помещиком и крестьянской общиной строились на признании общины и ее выборных представителей как органа, регулирующего хозяйственную и бытовую жизнь деревни. Община пользовалась самостоятельностью в обеспечении выполнения государственные повинностей (подушная подать, рекрутчина), реже в организации выполнения повинностей перед помещиком — больше в оброчных, меньше в барщинных имениях. Как правило, помещики изымали из ведения общины функции суда и расправы. У государственных крестьян эти функции общины в значительной мере сохранялись. За общиной сохранялось хозяйственное распоряжение надельными землями, организация производства в крестьянском хозяйстве, регулирование внутридеревенских гражданских и семейных отношений.
По Крестьянской реформе 1861 года община и ее выборные органы стали низшим звеном административного управления в деревне. В «Общем положении о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» были определены функции общины, получившей наименование сельского общества, права и обязанности сельского схода как собрания глав крестьянских дворов — домохозяев. Сельский сход избирал сельских старост. С введением земских участковых начальников (1889) был усилен контроль над общинным самоуправлением.
С середины 19 века вопрос о роли общины в жизни деревни стал одним из ведущих в идейной и общественно-политической жизни России. Славянофилы считали общину исконным славянским институтом, одним из устоев самодержавно-крепостнического строя, спасающим Россию от революции. Отсюда проистекала «охранительная» политика самодержавия по отношению к крестьянской общине. Революционные демократы видели в общине готовую ячейку социалистического общества, благодаря которой Россия сможет пройти особый путь исторического развития, избежать ужасов капитализма. Отношение к общине разделило в конце 19 века народническое и марксистское направления русского революционного движения.
В ходе Первой русской революции 1905-1907 годов деревенская община выступила против помещичьего землевладения, погромы помещичьих усадеб оправдывались решениями «крестьянского мира». Это обстоятельство было одним из поводов для изменения отношения государства к общине. Уничтожение общины и замена общинного землевладения единоличным осуществляла Столыпинская аграрная реформа. Однако полностью завершить процесс разрушения общины в России не удалось. В Европейской России накануне 1917 года общинными оставались почти две трети крестьянских хозяйств и четыре пятых надельных земель.
В Великой Октябрьской революции 1917 года помещичье землевладение в России было уничтожено. В 1917 — первой половине половина 1918 года передельный механизм общины использовался для распределения среди крестьянских хозяйств экспроприированных земель. В ходе уравнительных переделов земли крестьянская община вновь ожила. В 1927 году на территории России в общинном пользовании было 91,1 % крестьянских земель. Земельным кодексом РСФСР 1922 года, общесоюзными «Общими началами землепользования и землеустройства» 1928 года были оформлены долевой принцип определения размеров землепользования отдельных хозяйств с периодическим уравнением их путем переделов, совместное использование общих угодий, организация самоуправления общины в поземельных делах. Община послужила исходной формой для перехода к коллективизации сельского хозяйства. В этом процессе играли роль и меры принуждения со стороны государства, и традиции взаимопомощи, и традиционное сознание принадлежности земли коллективу, а также наличие сложившегося комплекса сельскохозяйственных угодий, находившегося в совместном пользовании группы крестьянских хозяйств, чаще всего одного селения. В условиях советского общественного строя традиции взаимопомощи и коллективизма в общине поощрялись и поддерживались. При этом община, являясь непосредственным распределителем земель, располагала материальными средствами, собираемыми путем самообложения, имела влияние не только в хозяйственной, но и в политической жизни крестьянства и в ряде случаев начинала противостоять сельским Советам. Иногда Совет оказывался подчиненным мирскому сходу, на котором пользовались равным правом голоса бедняки, середняки, кулаки. В ходе подготовки к сплошной коллективизации сельского хозяйства были внесены коренные изменения в статут общины. В 1927-1929 годах были приняты законы, обеспечившие подчинение общины сельским Советам: утверждение решений, принимаемых сходами, и контроль над их исполнением, передача сельским Советам средств самообложения, лишение кулаков права голоса на сходах и права избираться в органы общинного самоуправления.
Сплошная коллективизация сельского хозяйства устраняла условия существования общины как соседского объединения крестьян-единоличников по совместному пользованию землей. Община ликвидировалась, когда две трети ее членов вступали в колхоз. Все сельскохозяйственные земли и имущество общего пользования передавались колхозам с сохранением права пользования за хозяйствами, не вошедшими в колхоз, несельскохозяйственные земли, имущество, предприятия и общественные здания переходили в распоряжение сельских Советов.
Малые народы Севера Европейской части России, Сибири, Дальнего Востока в начале 20 века в значительной мере сохраняли общинно-родовой быт. В послереволюционное время родовые собрания играли роль низового звена советской системы управления. В начале 1930-х годов был осуществлен переход от родовых собраний к территориальным оседлым и кочевым Советам. Формы коллективного производства и взаимопомощи были использованы для создания простейших производственных объединений. В конце 1930-х годов начался переход таких объединений на устав колхозов, завершившийся уже после Великой Отечественной войны.
Пастбищно-кочевая община скотоводов Казахстана и Средней Азии в 1920-х годах была разновидностью соседско-родовой общины. Первичной хозяйственной и социальной ячейкой кочующих скотоводов был хозяйственный аул, состоявший из большесемейной общины или группы родственных семей. Группа хозяйственных аулов составляла административный аул, который являлся общиной, осуществлявшей коллективный выпас скота на принадлежавшей ей территории. С середины 1920-х годов началось преобразование пастбищно-кочевой общины из соседско-родовой в соседскую сельскую. Общинно-родовые связи и традиции оказали влияние на процесс коллективизации скотоводческих хозяйств. Многие колхозы возникли на основе и в рамках хозяйственных аулов и поэтому были небольшими (10-15 семей) и сохраняли во внутренней структуре, в производстве и быту родовые начала.
Редактировать

Дополнительная литература

  • Хомяков А. С. О сельский общине // О старом и новом: Статьи и очерки. М., 1988. С. 159-167.
  • Чернышевский Н. Г. Критика философских предубеждений против общинного землевладения // Избр. филос. произв.: В 3 т. М., 1950. Т. 2. С. 449-493.
  • Герцен А. И. Письма к противнику // Собр. соч.: В 30 т. М., 1959. Т. 18. С. 511-512.
  • Огарев Н. И. Русские вопросы // Избр. социально-полит. и филос. произв. М., 1952. Т. 1. с. 137-169.
  • Ковалевский М. М. Общинное землевладение, причины, ход и последствия его разложения. М., 1879. Ч. 1.
  • Он же. Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом. СПб., 1905. Вып. 1-2.
  • Качоровский К. Р. Русская община. СПб., 1900. Т. 1.
  • Дудзинская Е. А. Славянофилы в общественной борьбе. М., 1983.
  • Утопический социализм в России. М., 1985.
  • Emmonce T. The Russian Landed Gentry and the Peasant Emancipation of 1861. Cambridge, 1968/
  • Grant S. Obschina and Mir // Slavic Review. 1976. № 4.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика