Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Логос

Ло́гос (греч. logos), одно из основных понятий древнегреческой философии; одновременно «слово» («предложение», «высказывание», «речь») и «смысл» («понятие», «суждение», «основание»). Введено Гераклитом : логос как универсальная осмысленность, ритм и соразмерность бытия, тождественная первостихии огня. В стоицизме — эфирно-огненная душа космоса и совокупность формообразующих потенций («семенные логосы»), от которых в инертной материи «зачинаются» вещи. В христианстве логос отождествлен со 2-м лицом Троицы.
Ло́гос (греч. logoV — речь, слово, высказывание, понятие, основание, мера), понятие античной философии и христианского богословия, обозначающее разумный принцип, управляющий миром, и Бога-Сына как Посредника между Богом-Отцом и миром.
Редактировать

Логос в античной философии

Как философское понятие логос появляется у Гераклита, хотя толкование его остается в высшей степени спорным. Но анализ контекстов и сопоставление с другими обобщающими понятиями раннегреческой философии (с Разумом, Законом, Числом, Бытием, Апейроном, Стихией) позволяют увидеть в логосе концентрированное выражение таких функций досократовского правящего начала (архэ), как власть (одновременно безличная и божественная), меры и закона, сохранение единства и порядка во взаимопревращении стихий, вовлечение человека в процесс преображения хаоса в космос.
Однако в дальнейшей истории античной философии вплоть до стоиков логос не отягощен никакой метафизической нагрузкой. Зато фиксируется его значение как рассуждения, аргумента, дискурсивного познания. В составе диалектического метода Платона (см. Rep.534b; Soph.253d-e; Politic.262b-e) логос осуществляет роль инструмента различения и определения видов через дихотомическое рассечение рода. Для Платона характерно также сопоставление логоса и мифа как двух способов выражения истины. Аристотель чаще всегда употребляет термин логос в смысле «определения» или «разумности вообще». Иногда имеется в виду разумность моральная (м. Eth.Nich.II,1103b;VI,1144b); иногда — математическая пропорция (Met.991b); иногда — силлогизм (Anal.pr.124b18) или доказательство (Met.990b12-18).
Стоицизм, опираясь на Гераклита, восстанавливает онтологический смысл логоса, который понимается как мировая разумно-творческая эфирно-огненная субстанция, Зевс и судьба. Характерна принципиальная неразличенность в стоическом огненном логосе смыслового принципа и вещественного субстрата. В той мере, в какой логос пронизывает каждую часть природы своей организующей силой, он описывается стоиками как множество смысловых семян, прорастающих в мире. В логике стоики различают внутренний логос (мышление) и внешний, произнесенный (речь).
Редактировать

Логос в христианском богословии и философии

В эллинистическую эпоху понятие «логос» привлекает внимание религиозной мысли Средиземноморья, стремившейся к синкретическому соединению греческой и восточной традиций. Самым значительным результатом этих экспериментов было учение Филона Александрийского. По Филону, Бог содержит в себе свой внутренний логос как разум и замысел мира, но также излучает логос вовне, творя и одушевляя им мир, что согласуется с образом библейского Бога, который творит мир словом. Кроме того, логос может пониматься Филоном как посредник между «первым Богом»-творцом и «третьим богом» — тварной природой. Поэтому он именуется «вторым богом», «первосвященником», «единородным Сыном Божьим». Учение Филона оказало большое воздействие на христианское богословие и, видимо, отразилось в учении Евангелия от Иоанна о логосе.
Евангелие от Иоанна дает учение о логосе как Единородном Сыне Бога-Отца, выраженное словами: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (1:1). В Апокалипсисе (19:13) имя «Слово Божие» носит Иисус. В отличие от логоса эллинистической философии, который был эманацией абсолюта и превращенной формой его пребывания в низших мирах, логос христианской философии, отождествленный в Евангелии со вторым лицом Троицы, Иисусом Христом, есть, во-первых, прямое присутствие Бога в мире и, во-вторых, нераздельное (хотя и неслиянное) единство с человеческой природой («И Слово стало плотию», Иоан., 1:14). Экзегеза этих текстов — в основе учения патристики о логосе.
Схоластика13 в. (Бонавентура, Фома Аквинский) создает теологию Слова как обширный синтез богословских и собственно философских аспектов учения о логосе (см., напр., у Фомы концепцию личностного бытия логоса в S Th,III,2-6); немецкая мистика 13-14 вв. (Майстер Экхарт и др.) выдвигает учение о вечном рождении логоса в душе верующего; раннее лютеранство, акцентирующее роль текста Писания и проповеди, опирается на теологию Слова в своей антикатолической полемике и диалектике веры, знания и свободы. Таким образом, не только богословие, но и христианская философия постоянно обращалась к этому учению, видя в нем возможность согласовать истины умозрения и откровения.
Редактировать

Логос в немецком трансцендентализме

Философия нового времени утрачивает интерес к проблематике логоса, замещенной проблемами логики. Но уже в немецком трансцендентализме с его заинтересованностью проблемами конкретности и историчности духа, инобытия логики, связи личностного и абсолютного, обнаруживается возвращение к философии логоса. Так, у Канта находим христологический текст, толкующий логос Иоанна в смысле его совместимости с принципом разума и в тесной связи с чисто кантовской проблемой размежевания практического разума и религии («Религия в пределах только разума», раздел «Олицетворенная идея доброго принципа». В кн.: Кант. Трактаты и письма. М., 1980, С. 128-130). Фихте не только подчеркивает согласованность своего «наукоучения» с Евангелием от Иоанна, но и противопоставляет христианство Иоанна, «вечную» религию логоса и знания, христианству Павла, «исказившему» Откровение (см. «Основные черты современной эпохи»). Для Гегеля логос тождественен одному из основных элементов его логики, Понятию. Поскольку Понятие в системе Гегеля есть максимальное раскрытие абсолюта как Идеи в себе и для себя, т. е. Идеи, преодолевшей раскол субъективного и объективного и достигшей формы свободы, то вся дальнейшая эволюция Идеи через природное инобытие к конкретности Абсолютного Духа может рассматриваться как сверхэмпирическая история логоса. Шеллинг уделяет особое внимание теме логоса в своей поздней философии, находя в учении Евангелия о логосе подтверждение своей теории мировых эпох, изображающей домировой, внутримировой и послемировой способы существования божественного абсолюта.
Редактировать

Логос в русской религиозной философии

Понятие «логос» входит в активный словарь русской религиозной философии конца 19 — 1-й пол. 20 вв. Тональность темы задает ранний Вл. Соловьев с характерным для него «александрийским» контекстом евангельского логоса (см. «Чтения о Богочеловечестве» и «Философские начала цельного знания»). К той или иной трактовке логоса часто прибегают философы «всеединства» (Флоренский, Булгаков, Франк, Карсавин). Эрн во введении к своему сборнику «Борьба за Логос» выдвигает неославянофильскую идеологию логизма («логос — есть лозунг»), противопоставляя эллинско-христианский логос западному рационализму. У раннего Лосева логос является одной из основных системных категорий (см. особенно «Философию имени»).
Редактировать

Логос в философии 20 в.

В философии 20 в. специальное внимание теме логоса уделяют религиозные философы как нетомистской традиции (К. Ранер с его концепцией человека как «слушателя Слова»), так и протестантской «диалектической теологии» (К. Барт). Значимой оказывается проблема логоса (особенно в аспекте эллинского наследия) для герменевтики (см., напр., Гадамер «Истина и метод». Ч.3, разд. 2). Хайдеггер в своих поздних работах неоднократно возвращается к попытке заново истолковать утраченный смысл греческого логоса как «собирающе-раскрывающей» силы. В постструктурализме логос часто отождествляется с рационалистической мифологией Запада. Так, для сформулированного Ж. Деррида метода деконструкции главной целью выступает «обезвреживание» логоцентризма (практически синонимичного метафизике).
Редактировать

Дополнительная литература

  • Муретов М. Д. Философия Филона Александрийского в отношении к учению Иоанна Богослова о логосе. М., 1885.
  • Франк С. Л. О национализме в философии // Русская мысль. 1910. № 9.
  • Трубецкой С. Н. Учение о Логосе в его истории // Трубецкой С. Н. Сочинения. М., 1994.
  • Эрн В. Ф. Нечто о Логосе русской философии и научности. По поводу журнала "Логос" // Московский еженедельник. 1910. № 29-32.
  • Лосев А. Ф. История античной эстетики. Т.1 (Ранняя классика). М., 1994; С. 332-334,338-340; Т.5 (Ранний эллинизм). С. 115-117, 120-124; Т.6 (Поздний эллинизм). С. 389-396.
  • Яковенко Б. В. Эд. Гуссерль и русская философия // Ступени. Филос. журн. 1991. № 3.
  • Васильева Т. В. Беседа о логосе в платоновском «Теэтете» // Платон и его эпоха. М., 1979. С. 278-300.
  • Безродный М. В. Из истории русского неокантианства (журнал "Логос" и его редакторы) // Лица: Биографический альманах. М., СПб., 1992. № 1.
  • Aall A. Geschichte der Logosidee in der griechischen Philosophie. Bd. 1-2. Leipzig, 1896-99.
  • Ермичев А. А. О самоопределении философии в русском духовном ренессансе // Вестник С.-Петербургского ун-та. Сер. 6. 1993. Вып. 3.
  • Kelber W. Die Logoslehre von Heraklit bis Origenes. Stuttgart, 1958.
  • Bouyer L. Das Wort ist der Sohn. Einsiedeln, 1976.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика