Неоламаркизм

Неоламарки́зм, ряд различных концепций, опирающихся или на эволюционную теорию Ж. Б. Ламарка в целом, или же на какие-либо ее отдельные стороны. Все эти концепции прямо или косвенно признавали целесообразность изначальным свойством живого и стремились заменить или ослабить принцип естественного отбора.
Редактировать

Основные течения неоламаркизма

Неоламаркизм включает несколько направлений, или разновидностей: неоламаркизм (в полном смысле слова), связанный с попыткой возродить в модернизированном виде все основные стороны учения Ламарка; ортоламаркизм (от греч. orthos — прямой), абсолютизирующий направленность эволюционного процесса, постулирующий его прямолинейность или даже изначальную запрограммированность; психоламаркизм, рассматривавший в качестве причин эволюции сознательные волевые акты; механоламаркизм, сводивший весь процесс эволюции к прямому или функциональному приспособлению путем наследования приобретаемых признаков; ламаркодарвинизм, придававший наследованию приобретенных признаков ведущую роль в эволюции, а отбору — второстепенную.
Редактировать

История неоламаркизма

Немецкий ботаник К. Негели (1884) попытался модернизировать ламаркизм, четко разграничив организационные признаки (обусловленные внутренними факторами, определяющими общее строение организма и функции органов) и приспособительные признаки (связанные с внешними условиями и придающими общей организации индивидуальный характер). Эволюцию последних Негели объяснял врожденной способностью организмов целесообразно реагировать на внешние воздействия, в результате чего возникают ненаследственные адаптивные признаки, названные им модификациями. Эволюция же организационных признаков наследственна и происходит на основе внутреннего «принципа совершенствования» Ламарка. Основателем неоламаркизма в целом считается американский палеонтолог Э. Коп, который постулировал (1887) некую «анагенетическую энергию», сходную с сознанием и проявляющуюся в силе роста, или батмизме (от греч. bathmos — ступень; отсюда название концепции Копа — батмогенез). Этой силе приписывались функции «закона градации форм» Ламарка — стремление к усложнению форм. В качестве дополнительных факторов Коп признавал физико-химические воздействия среды и «упражнение и неупражнение органов», закрепляемые наследованием приобретаемых признаков. Батмогенез Копа, как и его аналоги в 20 веке — аристогенез американского палеонтолога Г. Осборна, номогенез советского географа и зоолога Л. С. Берга, аллелогенез А. Лаббэ, апогенез Г. Пшибрама, ологенез итальянского палеонтолога Д. Роза, — представлял собой смесь разных идей, усложненных тяжелой терминологией и длинными натурфилософскими рассуждениями.
Основу ортоламаркизма составила идея о существовании особого принципа, действующего прямолинейно, в сторону повышения уровня организации независимо от факторов внешней среды. Ортоламаркисты признавали главной движущей силой эволюции некие «законы роста» немецкого зоолога Т. Эймера, «закон внутреннего стремления к прогрессу» французского палеонтолога А. Годри, холизма южноафриканского политического деятеля и философа Я. Смэтса, имевших автогенетическую (см. Автогенез) и телеологическую природу.
Сторонники психоламаркизма (немецкие биологи и психологи З. Земон, А. Паули, Х. Дриш, Я. Икскюль, французский философ А. Бергсон и др.) выдвигали в качестве главных факторов эволюции активность или разумность поведения животных, психику, память, волю или чисто мистические явления («клеточная душа», «творческий порыв»).
Основоположником механоламаркизма считается английский философ Г. Спенсер (1864), трактовавший эволюцию как изменение организмов путем прямого или косвенного приспособления к среде, через естественный отбор. Спенсер считал действие отбора крайне неэффективным фактором, имевшим значение лишь в эволюции низших организмов.
Близким к механоламаркизму был ламаркодарвинизм, сторонники которого (немецкий биолог Э. Геккель и австрийские ученые М. Неймайр и Р. Веттштейн) считали, что прямое приспособление действует наряду с естественным отбором, а иногда по своему значению и приравнивается к нему.
Были предприняты многочисленные попытки экспериментально проверить возможность эволюции приобретенных признаков, но доказательств возникновения новых, наследственно закрепленных адаптаций они не дали. За наследование приобретаемых признаков в одних случаях принимался результат отбора, в других — отдельные мутантные особи, в третьих — длительные модификации. Многие опыты оказались просто невоспроизводимыми, что особенно было характерно для приверженцев Т. Д. Лысенко. Начиная с опытов А. Вейсмана по изучению возможности наследования травм у мышей, многократно опровергалась идея о наследовании приобретаемых признаков. Механизм замещения модификаций наследственно закрепленными адаптациями был объяснен теорией стабилизирующего отбора И. И. Шмальгаузена, концепцией «генетической ассимиляции» К. Уоддингтона и доказан экспериментально советскими учеными Г. Ф. Гаузе, М. М. Камшиловым, Р. Л. Берг.
Редактировать

Современный неоламаркизм

Арсенал аргументов современных сторонников неоламаркизма весьма широк: от панпсихизма до термодинамики и кибернетики. Так, М. Оже настаивает на сознательном исследовании зародышевой плазмой возможностей изменения своего внутреннего физико-химического равновесия, которые ей предлагаются мутациями. Для Р. Элкена эволюция — целенаправленный, сложный, осмысленный процесс, который не может базироваться на случайных взаимодействиях мутаций и отбора. П. Бриан утверждает, что эволюция не может быть математической игрой, так как статистические закономерности не ведут к творчеству. Ст. Бир в эволюции видит те же системы предетерминированности и планирования, какие характерны для управления концернами. Ссылками на законы термодинамики советский физиолог Н. А. Бернштейн, У. Блум, К. С. Тринчер объясняли запрограммированность эволюции в сторону увеличения упорядоченности, а Г. Гутманн, А. А. Любищев и С. В. Мейен считали, что существуют законы формы, канализирующие эволюцию.
Новейшие открытия подняли вопрос о молекулярно-генетических основах наследования приобретаемых признаков. Так, О. Ландманн в качестве механизмов его реализации называет: наследование измененных структур клеточной оболочки; эпигенетические изменения (см. Эпигенез) без каких-либо модификаций ДНК; наследование ДНК — модификаций, т. е. клонально передаваемых изменений в характере локального метилирования ДНК; индуцированную утрату либо приобретение факультативных элементов генотипа. Высказываются предположения о возникновении адаптивных или отбор-зависимых «направленных» мутациях (Дж. Кэйрнс, Б. Холл, Дж. Шапиро, М. Д. Голубовский).
Редактировать

Дополнительная литература

  • Бляхер Л. Я. Проблема наследования приобретенных признаков. М., 1971.
  • Завадский К. М. Развитие эволюционной теории после Ч. Дарвина. (1859-1920-е годы). Л., 1973.
  • Филипченко Ю. А. Эволюционная идея в биологии. Исторический обзор эволюционных учений 19 века. 3-е изд. М., 1977.
  • Голубовский М. Д. Эволюция представлений о наследственности: старые и новые дискуссии // Эволюционная биология: история и теория. СПб., 1999. С. 13-27.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика