Ботта Поль Эмиль

Ботта́ Поль Эмиль (Botta) (6 декабря 1802, Турин, Пьемонт, ныне Италия — 29 марта 1870, Ашер, Франция), французский археолог, чье открытие в 1843 дворца ассирийского царя Саргона II в Дур-Шаррукине (совр. Хорсабад, Ирак) положило начало широким археологическим исследованиям в Месопотамии.
Сын Карло Джузеппе Ботта, известного в свое время историка, поэта и собирателя древностей, в прошлом пламенного сторонника Французской революции и лекаря в армии Наполеона. Поль Эмиль был во многом похож на отца.
Юношей Поль Эмиль Ботта участвовал в кругосветном путешествии, во время которого продолжительное время провел у западных берегов Америки, собирая и изучая местную флору и фауну. Получил медицинское образование. В 1830 Ботта поступил в качестве врача на службу к Мухаммеду Али и принял участие в экспедиции в Сеннаар. По ходу дела он собирал естественнонаучные коллекции, в частности, насекомых. Богатую зоологическую коллекцию он затем вывез в Каир.
В 1833 французское правительство назначило Ботта консулом в Александрию. В это время он много путешествует по Аравии, ведет подробные путевые заметки, занимается собирательством и коллекционированием. В 1844 в Париже вышла в свет его объемная книга с подробным описанием Аравии.
В 1842 Ботта получил новое назначение — консулом в Мосул (Оттоманская Месопотамия, совр. Ирак), в верховьях Тигра. Оказавшись в этих местах, где то и дело попадались очень древние предметы, Ботта пытался понять их происхождение. Закончив к концу дня работу, он почти ежедневно отправлялся осматривать окрестности Мосула, свободно объяснялся с местными арабами и даже, насколько это возможно, завязывал дружеские отношения. Его интересовали предметы старины, керамика, кирпичи, рельефы, надписи. Он покупал все, что мог, пытаясь выяснить, откуда взялась каждая из вещей. Высокие глинистые холмы, разбросанные по пустынной местности, овладели воображением исследователя.
Увлеченный перспективой найти большое количество древностей, в 1842 Ботта начал раскопки на холме Куюнджик вблизи Мосула на противоположном, восточном, берегу Тигра (в 1820 холм был идентифицирован Ричем). Однако его исследования получили подтверждение много позднее, после расшифровки глиняных табличек. Между тем Ботта счел результаты своих раскопок Куюнджикского холма неудовлетворительными, так как «ничто не было найдено в целом виде, так чтобы хоть в какой-то мере вознаградить за затраченный труд и понесенные расходы». Сенсационное открытие Ниневии — столицы Ассирийского царства было сделано уже последователями Ботта — Лэйярдом и Рассамом.
Местные арабы, узнав о том, что Ботта интересуют каменные рельефы, показали ему холм Хорсабад в 16 км от Мосула, где их можно было найти в большом количестве. В первые же дни работы на новом месте Ботта посчастливилось сделать замечательные находки — большие алебастровые плиты с рельефными изображениями. Некоторые из них были отправлены во Францию и позднее выставлены в Лувре. Остальные были зафиксированы художником Э. Н. Фландреном, с большой поспешностью командированным французским правительством к месту раскопок из Парижа (некоторые из находок Ботта погибли и известны исключительно по рисункам Фландрена).
Ботта полагал, что нашел Ниневию, но это был древний город Дур-Шаррукин, основанный царем Саргоном в 717 до н. э. Открытый город занимал площадь ок. 259 га, доминирующей постройкой в городе был великолепный дворец, существовавший, стало известно после расшифровки найденных Ботта клинописных текстов, до смерти Саргона в 705 до н.э. Раскопки в Хорсабаде велись несколько лет с 1843 по 1846. В 1852-1854 они были продолжены В. Пласом, а в 1928-1935 — Восточным институтом Чикаго. Важной заслугой Ботта явилось сенсационное открытие памятников ассирийского искусства — огромных крылатых быков и рельефов. Немногие из последующих раскопок в Месопотамии давали результаты столь быстро. Успех Ботта объяснялся как удачливостью, искусной дипломатией, немаловажной при контактах с турецкой администрацией того времени, так и грубой методикой раскопок, практиковавшейся в то время. В 1849-1850 в Париже в пяти больших томах результаты раскопок Ботта были опубликованы в книге «Памятники Ниневии».
В дальнейшем Ботта посвятил себя изучению клинописи, не оставляя при этом должности консула: в 1846 он переехал в качестве генерального консула в Иерусалим, в 1857 — консулом в Триполи (Сирия). Вернувшись, наконец, в 1868 во Францию, археолог умер в Ашере близ Пуасси.
Редактировать

Дополнительная литература

Сочинения

  • Relation d'un voyage dans J'Jemen entrepris 1837 etc. 1844.
  • Monuments de Ninive, deconverts et decrits par Botta, mesures et dessines par Flandrin. 1849–1850.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика