;

Цицерон

Цицеро́н Марк Туллий (Cicero Marcus Tullius) (3 января 106, Арпина, Италия — 7 декабря 43 до н.э., близ Кайеты, позднее Гаэта) — римский политический деятель, оратор, философ, писатель; сторонник республиканского строя. Из сочинений сохранились 58 судебных и политических речей, 19 трактатов по риторике, политике, философии и более 800 писем. Сочинения Цицерона — источник сведений об эпохе гражданских войн в Риме.
Уроженец городка Арпина (120 км к югу-востоку от Рима) из семьи всадников, Цицерон с 90 года жил в Риме, обучаясь красноречию у правоведа Муция Сцеволы Авгура. В 76 избирается квестором и отправляет магистратские обязанности в провинции Сицилия. Как квестор, исполнивший свою магистратуру, становится членом сената и проходит все этапы сенатской карьеры: в 69 — эдил, 66 — претор, 63 — консул. В качестве консула подавил антисенатский заговор Катилины, получив в виде признания своих заслуг почетное звание Отца Отечества (впервые в истории Рима присвоенное не за воинские подвиги). В 50-51 — наместник провинции Киликия в Малой Азии.
Начиная с 81 и на протяжении всей жизни с неизменным успехом выступает с политическими и судебными речами, стяжав репутацию величайшего оратора своего времени. В качестве наиболее известных речей могут быть названы: «В защиту Росция из Америи» (80 г.), речи против Верреса (70), «В защиту поэта Архии» (62), четыре речи против Катилины (63), «Об ответе гаруспиков», «О консульских провинциях», в защиту Сестия (все три — 56), тринадцать речей против Марка Антония (так называемые Филиппики) — 44 и 43.
С середины 50-х гг. Цицерон все больше погружается в занятия теорией государства и права и теорией красноречия: «О государстве» (53 г.), «Об ораторе» (52), «О законах» (52). После гражданской войны 49-47 (Цицерон присоединился к сенатской партии Гнея Помпея) и установления диктатуры ЦезаряЦицерон вплоть до конца 44 живет в основном вне Рима на своих сельских виллах. Эти годы характеризуются особым подъемом творческой активности Цицерона. Помимо продолжения работы над теорией и историей красноречия («Брут», «Оратор», «О наилучшем виде ораторов», все три — 46), он создает основные сочинения по философии, среди которых наиболее важны и известны «Гортензий» (45 г.; сохранился в многочисленных извлечениях и отрывках), «Учения академиков» и «Тускуланские беседы» (все — 45 г.); к 44 г. относятся два произведения особого жанра — «Катон, или О старости» и «Лелий, или О дружбе», где Цицерон создал идеализованные и стоящие на грани художественного изображения образы духовно ему особенно близких великих римлян предшествующего века — Катона Цензория, Сципиона Эмилиана, Гая Лелия.
В марте 44 был убит Цезарь; в декабре Цицерон возвращается в Рим, чтобы попытаться убедить сенат защитить республиканский строй от наследников диктатуры Цезаря — триумвиров Октавиана, Антония и Лепида. Речи и действия его оказались безуспешны. По настоянию Антония имя его было включено в проскрипционные списки, и 7 декабря 43 Цицерон был убит.
Редактировать

Основные проблемы творчества

Происхождение из небольшого италийского муниципия, где с незапамятных времен был укоренен род Туллиев, явилось биографической основой для развитого Цицероном в трактатах «Об ораторе» (I, 44) и «О законах» (II, 5) учения о «двух родинах»: у каждого римского гражданина две родины — по месту рождения и по гражданской принадлежности, и «родина, которая нас произвела на свет, нам не менее дорога чем та, которая нас приняла». Здесь нашел себе отражение капитальный факт истории и культуры античного мира: сколь бы ни были обширны позднейшие государственные образования, монархии или империи, социально и психологически реальной исходной ячейкой общественной жизни оставался продолжавший жить в их составе город-государство — гражданская община («Об обязанностях» I, 53).
Поэтому республика Рима, охватившая ко времени Цицерона огромные территории, не исчерпывалась для него своим военно-политическим и государственно-правовым содержанием. Он видел в ней форму жизни, интенсивно переживаемую непосредственную ценность, а ее основой считал солидарность граждан, способность каждого, поняв интересы общины и государства, поступать в соответствии с ними. Все дело было в том, чтобы эти интересы им правильно объяснить, доказать и убедить силой слова, — красноречие было для Цицерона формой духовной самореализации, залогом общественного достоинства гражданина, политического и духовного величия Рима (Брут, 1-2; 7).
К вершинам красноречия вели два пути. Один состоял в служении словом государству и его интересам на основе бескорыстной им преданности, гражданской доблести (virtus) и обширных познаний в политике, праве, философии (О нахождении материала I, 2; Об ораторе III, 76); другой путь состоял в овладении формальными приемами, которые позволяли оратору убедить любую аудиторию принять нужное ему решение (О нахождении материала I, 2-5; Об ораторе 158; речь в защиту Клуэнция 139); искусство этого последнего рода обозначалось в Риме греческим по происхождению термином риторика.Стремление Цицерона соединять в обучении оратора, как и в любом обучении вообще, высокое духовное содержание с практическими приемами обеспечило ему важное место в теории и истории педагогики.
Однако, в конкретных условиях Древнего Рима обе эти стороны дела становились все менее совместимы: кризис республики в 1 веке, приведший к замене ее империей, как раз и состоял в том, что ее политическая практика все яснее оказывалась ориентирована на интересы лишь правящей верхушки города Рима и приходила во все более острый конфликт с интересами развития государства в целом и с его консервативной системой ценностей. Нравственная перспектива, с одной стороны, и обеспечение непосредственных интересов, будь то государственного руководства, клиента в суде или своих личных, с другой, находились в постоянном и углубляющемся противоречии, а единство virtus и политической — даже шире: жизненной — практики все больше раскрывалось как черта не реального, а идеального Рима, как его художественно-философский образ.
Все узловые моменты деятельности Цицерона и его творчества, равно как восприятие его последующими веками, связаны с этим противоречием. Моральный кодекс Римской республики основывался на консервативной верности традициям общины, на законности и праве и уважении к успеху, достигнутому на их основе. Цицерон стремился быть верным этой системе норм (см. речь «В защиту Сестия», в частности гл. 98-101) и как государственный деятель и оратор неоднократно ей следовал. (См. речи в защиту Росция, против Верреса, против Антония, сказанное выше о подавлении заговора Катилины). Но верный кодексу сенатской знати, которая все отчетливей стремилась — и с большим успехом — использовать этот кодекс в свою пользу, Цицерон столь же часто обращался и к чисто риторическим приемам и строил речи в защиту не моральных норм, а выгоды: см. согласие выступить двумя годами раньше заговора Катилины в его же защиту, речь в защиту бесспорно преступных Гая Рабирия или Анния Милона и др. Эта непоследовательность ставилась ему в вину и рассматривалась как основополагающая его черта гуманистами Возрождения и учеными историками 19 века (Т. Моммзен и его школа).
На фоне практической деятельности политика и судебного оратора в Цицероне жила и нарастала потребность в преодолении указанного коренного противоречия. Одним из путей было для Цицерона постоянное обогащение своей теории красноречия греческой философией, а римской традиции и системы ценностей в целом — духовным опытом Эллады. Он трижды подолгу живал в Греции, много переводил с греческого, постоянно ссылается на греческих мыслителей, называет Платона«нашим божеством» (Письма к Аттику IV, 16), видит достоинство римского магистрата в его способности руководствоваться в своей деятельности практическими интересами сенатской республики, но в то же время и философией (письмо к Катону, январь 50 г.), «а так как смысл и учение всех наук, которые указывают человеку верный путь в жизни, содержится в овладении той мудростью, которая у греков называется философией, то ее-то я и почел нужным изложить на латинском языке» (Тускуланские беседы I, 1).
Содержанием сочинений Цицерона в 40-е гг. становятся политика и красноречие особого рода — насыщенные философией и правом, становятся образы Рима и римлян былых времен, суммирующие в идеализованном виде духовные традиции греко-римской античности. В годы гражданской войны и диктатуры эта идейная позиция окончательно раскрывалась как независимая от жизненной практики норма культуры, (Письма к Аттику IX, 4, 1 и 3; «Катон» 85; «Лелий» 99 и 16), но призванная в ней жить и ее корректировать. Эта сторона мысли и деятельности Цицерона стала в 20 в. основой в оценке и исследовании его наследия (после появления коллективной статьи о нем в «Реальной энциклопедии по изучению классической древности» Паули-Виссова (1939) и работ, на ней основанных.
Автор: Г.С. Кнабе
Редактировать

Дополнительная литература

  • Плутарх. Сравнительные жизнеописания. М., 1964. Т. 3. С. 158-192.
  • Утченко С. Л. Цицерон и его время. М., 1972.
  • Gelzer M. Cicero. Wiesbaden, 1969.
  • Пьер Грималь. Цицерон. М., 1991 (серия Жизнь замечательных людей).
  • Кнабе Г. С. Цицерон, античная классика и рождение классицизма // Цицерон. Эстетика. Трактаты. Речи. Письма. М., 1994.
  • Buchner К. Studien zur romischen Literatur. Bd 2 Cicero. Wiesbaden, 1962.
  • Gelzer M. Cicero. Ein biographisches Versuch. Wiesbaden 1969; Reprint 1983.
  • Цицерон. Хрестоматия по риторике. - Пермь: ЗУУНЦ, 1994.
  • Сургуладзе К. А. Цицерон и азиатская политика Рима. - Батуми: Сабчота Аджара, 1989.
  • Звиревич В. Т. Цицерон. Философ и историк философии. - Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1988.

Сочинения

  • Диалоги. О государстве. О законах. М., 1966.
  • О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 1975.
  • Философские трактаты. М., 1985.
  • Речи. М., 1993. Т. 1-2.
  • Письма. М., 1994. Т. 1-3.
  • Речи. М., 1962. Т. 1-2.
  • Три трактата об ораторском искусстве. М., 1972.
  • Диалоги: О государстве. О законах. М., 1966.
  • Философские трактат: О природе богов. О дивинации. О судьбе. М., 1985.
  • О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 1993.
  • Письма. М.; Л., 1949-1951. Т. 1-3.
  • Избранные сочинения. М., 1975 (речи, диалоги, в том числе Тускуланские беседы).
  • Эстетика: Трактаты. Речи. Письма. М., 1994.

Смотри также

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика