Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Хоббит, или Туда и обратно

«Хо́ббит, или Туда и обратно» (The Hobbit, or There and Back Again) — повесть английского писателя Джона Р. Р. Толкина в жанре фэнтези, опубликованная в 1937 году.
Главный герой книги — хоббит Бильбо Бэггинс. Хоббиты — низкорослый народец с мохнатыми ногами, обитающий в Шире (страна в вымышленном мире Толкина).
Состоятельный холостяк Бильбо, как и все хоббиты, ведет размеренную оседлую жизнь и сторонится приключений. Но однажды к нему является волшебник Гэндальф, а вслед за ним тринадцать гномов, которые собираются в далекое и полное опасностей путешествие. Некогда гномы жили в подземных чертогах в Одинокой Горе, но дракон Смауг прогнал их оттуда и завладел их сокровищами. Гномы намерены вернуть утраченное и по совету Гэндальфа приглашают Бильбо отправиться с ними в поход, который возглавляет Торин — наследник Королевства Под Горой. Бильбо, поколебавшись, принимает предложение и присоединяется к отряду Торина.
На пути к Одинокой Горе Бильбо и его новые друзья переживают множество приключений. При переходе через Туманные горы Бильбо, спасаясь вместе с другими от гоблинов, отстает от спутников. В поисках выхода он подбирает в каменном туннеле золотое кольцо, не зная, что оно волшебное и делает невидимым того, кто его наденет.
На берегах подземного озера Бильбо встречает Голлума — опасное скользкое существо, живущее во мраке.
Голлум предлагает сыграть в загадки. Если Бильбо выиграет, Голлум покажет ему дорогу к выходу. Если Бильбо проиграет, Голлум его съест. Бильбо выигрывает и ускользает от опасности, но Голлум понимает, что потерянное им волшебное кольцо осталось у хоббита.
Оказавшись на поверхности, Бильбо находит своих спутников, и отряд Торина продолжает путешествие. На пути к Одинокой Горе гномы не раз оказываются на краю гибели, однако Бильбо с помощью волшебного кольца выручает своих друзей.
Надев кольцо, он проникает в пещеру, где живет дракон Смауг, и уходит оттуда невредимым. Во время разговора с драконом Бильбо узнает, что в броне Смауга есть уязвимое место. Чтобы отомстить людям, которые оказали помощь гномам, Смауг нападает на Озерный город. Лучник Бард убивает дракона.
Гномы обретают утраченный дом и свои богатства, но втягиваются в новый конфликт. Бард требует, чтобы Торин поделился сокровищами с людьми Озерного города. В это же время Одинокой Горе прибывает армия лесных эльфов, враждебно настроенных к гномам. Неожиданно для всех появляются гоблины и варги. Люди, гномы и эльфы вынуждены вместе дать отпор своим врагам в сражении, которое было названо Битвой Пяти Воинств. Когда надежды на победу не остается, появляются орлы — это последнее, что успевает увидеть Бильбо перед тем, как потерять сознание от удара камнем.
Очнувшись, Бильбо узнает, что люди, гномы и эльфы одержали победу, хотя ценой многих потерь. В числе погибших оказался и Торин.
Бильбо возвращается домой, к обычной жизни, так никому и не рассказав о волшебном кольце.
Редактировать

История создания

До «Хоббита»

Толкин придумывал истории для своих детей задолго до «Хоббита». Поначалу он не записывал их, а просто рассказывал старшим сыновьям Джону и Майклу, которые плохо засыпали по вечерам.
Историй было много: о рыжеволосом мальчике по прозвищу Морковка, который залез в часы с кукушкой, о бандите-здоровяке Билле Стикерсе, о маленьком человечке Тимоти Тите, о приключениях мистера Блисса. Каждое Рождество дети Толкина получали письмо от Деда Мороза с рассказами о событиях на Северном полюсе. Толкин рисовал к письмам картинки, запечатывал конверты и оставлял их в очаге, а позже договорился с почтальоном, чтобы тот приносил их наряду с обычной почтой.
В это же самое время ум Толкина волновали совсем другие темы и образы: его увлекали прекрасные и мрачные средневековые предания, под влиянием которых он начал создавать собственные легенды. Впоследствии эти легенды вошли в «Сильмариллион» и «Неоконченные предания Нуменора и Средиземья» — собрание текстов по истории вымышленного мира, над которой Толкин работал всю жизнь. Книги были изданы лишь после смерти писателя его младшим сыном, соавтором и единомышленником Кристофером Толкином.
Два столь разных направления мысли нашли точку пересечения, когда писатель неожиданно для себя самого придумал очередного маленького человечка, на этот раз с мохнатыми ногами и просторным благоустроенным домом в придачу.

Истории вырастают из имен

Оксфорд. Дом Толкина
Оксфорд. Дом на Нортмур-роуд, где Толкин жил в 1930-1947 годах
О том, как был написан «Хоббит», известно со слов самого автора. Летним днем Толкин сидел у окна в своем кабинете и проверял экзаменационные работы. В одной из работ остался чистый лист, и Толкин вывел на нем фразу: «Жил-был в норе под землей хоббит».
Из случайной фразы, написанной скучающим профессором на листе бумаги, постепенно выросла целая сказка, которую удобно рассказывать или читать перед сном детям по одной главе за вечер.
Сказка потребовала продолжения, и спустя годы на свет появился удивительный, ни на что не похожий роман — «Властелин колец».
Лист бумаги, на котором утомленный профессор записал первую фразу книги, был утрачен, а самый ранний из сохранившихся черновиков не датирован. Сведения о том, когда Толкин начал сочинять свою сказку, противоречивы. Он и сам не был в этом уверен: по его воспоминаниям, первая глава была написана где-то между 1930 и 1935 годами, причем от возникновения замысла до создания текста прошло немало времени. Старшие дети Толкина, Джон и Майкл, полагают, что ранние варианты будущей сказки они слышали еще раньше, до 1930 года. Долгое время «Хоббит» оставался историей без окончания. По словам Кристофера, отец читал им свою книгу вечерами, но последние главы существовали в это время лишь в виде набросков. Тогда же Толкин показал черновой вариант своему близкому другу, писателю Клайву Стейплзу Льюису, и заключительных глав по-прежнему не было. Точно известно лишь одно: «Хоббит» был закончен незадолго до публикации.

Черновые наброски

Благодаря книге Джона Рейтлиффа «История “Хоббита”» можно проследить эволюцию текста.
В черновых набросках герои носили другие имена: вместо Гэндальфа — Бладортин, вместо Торина — Гэндальф, медведь-оборотень Беорн звался Медведь, а имя короля гоблинов, которого обезглавил Бычий Рев Тук, было Финголфин.
Король гоблинов по имени Финголфин (потом это имя досталось эльфийскому королю) и медведь по имени Медведь (Medwed) — забавные детали, но были в черновиках и более существенные отличия от окончательной версии. Так, например, Голлум вовсе не пытается убить Бильбо, а честно указывает ему выход из подземелья, проиграв в игре с загадками. На страницах истории неожиданно появляется Бард — и тут же погибает. Финальная битва происходит не у Одинокой Горы, а во время возвращения Бильбо. При этом Торин и его отважные племянники Фили и Кили вообще не участвуют в сражении и остаются в живых.
Больше всего Толкину пришлось потрудиться над последними главами. Изначально предполагалось, что дракон погибнет от руки Бильбо, но этот вариант автор счел неубедительным. Так в книге появился новый герой — лучник Бард.

Литературные родственники Бильбо Бэггинса

Сочиняя сказку о хоббите Бильбо, Толкин вдохновлялся двумя книгами, до смешного не похожими между собой. Но и Бильбо — натура противоречивая: не то респектабельный и несколько ограниченный буржуа, не то романтик и поэт, убегающий навстречу приключениям, не захватив даже носового платка.
Первая книга — детская сказка Эдварда Августина Уайк-Смита «Удивительная страна снергов», опубликованная в 1927 году. Толкин отмечал, что его сыновьям чрезвычайно нравятся снерги. Это невысокий народец, ростом с обычный стол, но при этом очень сильный. В книге фигурирует снерг по имени Горбо: он помогает главным героям спастись от беды. Сходство между снергами и хоббитами прослеживается как во внешнем виде, так и в созвучных именах — Бильбо и Горбо. Было в снергах особое обаяние, которое привлекало Толкина и которым он впоследствии щедро наделил своих полуросликов.
Вторая книга не имеет ничего общего со сказками и романтикой: это роман Синклера Льюиса «Бэббит», названный в честь главного героя. По словам самого Толкина, это имя, возможно, отчасти подтолкнуло его к изобретению слова «хоббит». Есть и другая параллель с Льюисом: Джордж Бэббит — преуспевающий самодовольный бизнесмен, который судорожно и довольно бестолково пытается вырваться из тягостных оков привычной жизни, приличествующей джентльмену его лет и положения в обществе.

Публикация

Толкин никак не мог закончить сказку, и история «Хоббита» могла бы прерваться, если бы не студентка Оксфорда Элейн Гриффитс, которая порекомендовала этот любопытный текст своей приятельнице Сьюзен Дагналл, работавшей в издательстве «Джордж Аллен энд Анвин». Так рукопись попала к издателям, а они уже обратились к Толкину с просьбой закончить книгу, чтобы ее можно было опубликовать.
Осенью 1936 года готовая рукопись была направлена в издательство. Его директор Стэнли Анвин предложил своему десятилетнему сыну Рейнеру прочитать книгу и высказать мнение. Юный Рейнер написал краткую рецензию: «Бильбо Бэггинс был хоббит, который жил в своей хоббичей норе и не в каких приключениях не учавствовал, но наконец волшебник Гэндалъф и его гномы убедили Бильбо поучавствовать. Он очень здорово провел время сражаясь с гоблинами и варгами. Наконец они добрались до одинокой горы. Смауга дракона который ее караулил убили и после страшной битвы с гоблинами Бильбо вернулся домой — богатым! Эта книга с помощью карт не нуждается в илюстрациях она хорошая и понравицца всем детям от 5 до 9».
Толкин, как это бывало и раньше, снабдил свою сказку картинками. Некоторые из них он предоставил издателям. Кроме того, Толкин питал страсть к составлению карт, как и герой его истории: «Он обожал всякие карты, у него у самого в прихожей висела большая карта Окрестностей, где его любимые дорожки для прогулок были помечены красными чернилами». К сожалению, пришлось отказаться от идеи сделать на карте Трора в книге невидимые буквы, которые становятся заметны, если поднести страницу к свету.
21 сентября 1937 года книга вышла из печати под заглавием «Хоббит, или Туда и обратно; хроники путешествия длиною в год, составленные Бильбо Бэггинсом; воспроизведенные по его мемуарам Дж. Р. Р. Толкином и опубликованные издательством “Джордж Аллен энд Анвин”».
Стэнли Анвин предупреждал Толкина, что так просто все не кончится и публика потребует новых историй про хоббитов. И он оказался прав. Сам писатель еще не знал, какое место займет эта детская сказка среди его работ и какую роль она сыграет в созданной им мифологии.
На русском языке «Хоббит» впервые вышел в 1976 году в издательстве «Детская литература» в переводе Натальи Рахмановой. В этой русскоязычной версии есть некоторые неточности, сам тон повествования тяготеет к сказке чуть больше, чем оригинал. Однако большинство русских читателей узнали и полюбили книгу именно в этом переводе.
Редактировать

Связь с другими книгами о Средиземье

Могила Толкина в Оксфорде (книга)
Книга "Хоббит", оставленная поклонниками на могиле писателя
В 1944 году Толкин получил письмо от двенадцатилетнего мальчика, который спрашивал, нет ли у автора еще каких-нибудь книг для детей. Других книг, которые могли бы заинтересовать юного читателя, у Толкина не было, да он и не стремился закрепить успех именно у детской аудитории. Напротив, чем дальше, тем больше его занимали совершенно взрослые сюжеты, а нарочитая сказочность, «детскость» собственной книги стала не на шутку раздражать.
Толкин всерьез задумался о том, что книга нуждается в продолжении, но не имел представления, что еще можно написать на эту тему. Ведь мистер Бэггинс, как недвусмысленно заявлено в финале сказки, жил в своем Бэг-Энде и был счастлив до конца жизни, а жизнь ему выпала на редкость долгая. Добавить к этому было вроде бы нечего.
Кроме того, в это время Толкина гораздо больше увлекала другая тема: ему хотелось героических легенд и возвышенного эпоса. Писатель был настроен заняться скорее «Сильмариллионом», чем очередной детской сказкой, но он все же приступил к новой книге о хоббитах. Так на свет появился «Властелин колец».
Толкин говорил впоследствии, что Некромант в «Хоббите» существовал совершенно независимо от Саурона, а роль кольца поначалу исчерпывалась его единственным волшебным свойством — способностью превращать владельца в невидимку. В итоге первоначальный замысел сильно изменился: волшебное кольцо было наделено исключительной значимостью, Некромант обернулся древним злом, а шутливый тон рассказчика постепенно уступил место высокому стилю эпоса.
Перед автором встал вопрос: как же быть с «Хоббитом»? Если по содержанию он отлично вписался в историю Средиземья и был связан сразу несколькими нитями с другими, куда более масштабными событиями, то стиль его совсем не соответствовал этому новому статусу. Толкин сокрушался о том, что изначально написал книгу как детскую сказку и стиль временами дурашлив.
У писателя было два способа увязать «Хоббита» с основным корпусом текстов о Средиземье.
Первый способ — заново отредактировать книгу, избавиться от излишне легкомысленного и подчеркнуто сказочного тона. И отчасти Толкин это осуществил: первоначальная версия 1937 года спустя десять лет после публикации была кое в чем исправлена. Но и в таком виде текст Толкина не устраивал. В 1960 году, уже после того как вышел «Властелин колец», писатель снова взялся редактировать «Хоббита», намереваясь приблизить его к трилогии по смыслу и стилю, удалить сказочные элементы и шутливые обращения рассказчика к юным читателям, но вскоре отказался от этой мысли.
Второй способ увязать воедино сказку и эпос — изложить историю Бильбо и Торина в другом стиле во «Властелине колец». Толкин написал такой текст, но в трилогии для него не нашлось места, и он был издан много позже под названием «Поход к Эребору» в сборнике «Неоконченные предания Нуменора и Средиземья».
«Поход к Эребору» представляет собой рассказ Гэндальфа, записанный Фродо уже после победы над Сауроном и уничтожения кольца. В таком виде рассказ о приключениях Бильбо органично влился в русло общего замысла. Толкин наконец изложил эту историю в нужном тоне, потому что на этот раз события были представлены с точки зрения Гэндальфа, а не наивного хоббита: мир огромен, и по сравнению с великими событиями Бильбо и вправду не столь уж крупная персона.
Редактировать

Сказка не для детей

Ричард Хьюз, известный писатель и драматург (и, как сам Толкин, участник Первой мировой войны), получивший от издательства экземпляр рукописи, назвал «Хоббита» одной из лучших детских книг, какие ему известны. Хьюз, правда, опасался, что многие родители сочтут отдельные эпизоды слишком страшными, чтобы читать их детям перед сном. Но Толкин, размышляя о предполагаемом продолжении «Хоббита», отмечал, что именно присутствие ужасного придает вымышленному миру достоверность. Безопасная волшебная страна будет выглядеть фальшивой.
«Хоббит» был написан для того, чтобы развлечь и позабавить детей. Однако Толкин впоследствии настойчиво повторял, что дети его не интересуют, что он не намерен писать для детей и величайшее заблуждение думать, что они вообще так уж нуждаются в особой детской литературе. Писатель признавался, что отчасти попал под влияние общественного мнения, которое прочно связывает волшебные сказки с детьми.
О «Властелине колец» Толкин высказался так же однозначно.
Волшебные сказки не адресованы детям. Толкин писал для взрослых и отстаивал право взрослых любить такую литературу, сбегать в волшебный мир от тягот и ужасов реальности, радоваться чистым цветам, тонким узорам и небывалым существам.
Литературные критики нередко пренебрежительно отзываются о самом жанре фэнтези, относя к нему любые книги, где фигурируют волшебники, тролли и драконы: это не серьезная литература, любовь к сказкам — эскапизм, бегство от реальности, ребячество, инфантильность. И если «Властелина колец» многие критики признают серьезным глубоким произведением, то для «Хоббита» дверь во взрослую литературу фактически закрыта. Толкин сожалел, что опубликовал его в таком виде, и увещевал других писателей, что не надо писать, подделываясь под детей (или кого бы то ни было вообще).
Для русскоязычных читателей отчасти имеет значение стилистика перевода: русские версии «Хоббита» часто выглядят более сказочными и детскими по сравнению с оригиналом.
Но и в классическом переводе Рахмановой проступает характерная толкиновская меланхолия — «древняя печаль, которая временно заглушена красотой мира, но может и проснуться». Особенно это заметно в последних главах книги. Бильбо приходит в себя на поле боя, когда битва уже завершена. Сбитый с толку, смертельно замерзший, он с недоумением оглядывается по сторонам. «Все-таки, пожалуй, это победа! — сказал Бильбо, ощупывая ноющую голову. — И унылая, однако, это вещь». Здесь рассказчик-балагур молчит, но в голосе Бильбо явственно слышится голос самого Толкина. Это слова человека, который знал о войне не понаслышке, сражался сам, терял друзей, боялся за близких, пытался осмыслить цену победы. Эта тоскливая нота отчетливо звучит в финале «Властелина колец», но легко различима и в «Хоббите», который ближе к концу перестает быть только лишь детской сказкой. Бильбо остался жив, но он ничего не смог изменить и предотвратить. Его затея с Аркенстоном, его благородство, смелость, преданность друзьям — все было напрасно: «Ты олух, Бильбо Бэггинс, такую ты заварил кашу с этим камнем — и все зря: тебе так и не удалось купить мир и спокойствие, все равно битва состоялась. Но уж в этом ты не виноват».
Редактировать

Основные темы и образы книги

Кто такие хоббиты?

«Кстати, кто такой хоббит? Пожалуй, стоит рассказать о хоббитах подробнее, так как в наше время они стали редкостью и сторонятся Высокого Народа, как они называют нас, людей. Сами они низкорослый народец, примерно вполовину нашего роста и пониже бородатых гномов. Бороды у хоббитов нет. Волшебного в них тоже, в общем-то, ничего нет, если не считать волшебным умение быстро и бесшумно исчезать в тех случаях, когда всякие бестолковые, неуклюжие верзилы, вроде нас с вами, с шумом и треском ломятся, как слоны. У хоббитов толстенькое брюшко; одеваются они ярко, преимущественно в зеленое и желтое; башмаков не носят, потому что на ногах у них от природы жесткие кожаные подошвы и густой теплый бурый мех, как и на голове. Только на голове он курчавится. У хоббитов длинные ловкие темные пальцы на руках, добродушные лица; смеются они густым утробным смехом (особенно после обеда, а обедают они, как правило, дважды в день, если получится).
Теперь вы знаете достаточно, и можно продолжать».
Само слово «хоббит», как поясняет Толкин в одном из приложений к «Властелину колец», якобы произошло от древнеанглийского «holbytla», что означает «живущий в норе», «строящий норы». Такого слова никогда не существовало, но автор книги — ученый-лингвист: создавая вымышленный мир, он позаботился в числе прочего о его языках и диалектах.
Cлово «хоббит» созвучно еще и английскому «rabbit», то есть «кролик», но Толкин упорно отрицал всякую связь между ними: «И на кролика ничуточки не похож… Обзывать его “мерззким крольчишкой” мог только вульгарный тролль, точно так же, как эпитет “крысеныш” подсказан гномьей злобой; и то и другое — намеренные оскорбления, намекающие на его невысокий рост и ступни, и весьма для хоббита обидное».
Толкин призывает не идеализировать хоббитов, хотя искушение велико и сам писатель нет-нет да поддается ему. Обаяние созданных им самим полуросликов поначалу мешало писать «Властелина колец» — хоббиты все болтали и ели, ели и болтали, а действие не двигалось с места. Автор говорил, что его хоббиты — это просто английские крестьяне, а их маленький рост отражает скудость воображения. Толкин подчеркивал, что Бильбо и Фродо (герой «Властелина колец») — исключения, единичные случаи среди благодушных, но ограниченных и нелюбопытных обывателей, лишенных внутренней «искры». Впрочем, читателям быстро становится понятно, что «искра» не так уж необходима, чтобы стать героем: для этого, в сущности, достаточно двух истинно хоббитских качеств — стойкости и великодушия.

Преуспевающий молодой холостяк

По описанию Бильбо похож скорее на персонажа из романа Джейн Остен, чем на героя волшебной сказки: преуспевающий, упитанный молодой холостяк, обладатель независимого дохода, мистер Бэггинс из Бэг-Энда.
Он живет в норе, которую правильнее было бы назвать подземным домом:
«Она начиналась идеально круглой, как иллюминатор, дверью, выкрашенной зеленой краской, с сияющей медной ручкой точно посередине. Дверь отворялась внутрь, в длинный коридор, похожий на железнодорожный туннель, но туннель без гари и дыма и тоже очень благоустроенный: стены там были обшиты панелями, пол выложен плитками и устлан ковром, вдоль стен стояли полированные стулья, и всюду были прибиты крючочки для шляп и пальто, так как хоббит любил гостей. Туннель вился все дальше и дальше и заходил довольно глубоко, но не в самую глубину Холма, как его именовали жители на много миль в окружности. По обеим сторонам туннеля шли двери — много-много круглых дверей. Хоббит не признавал восхождений по лестницам: спальни, ванные, погреба, кладовые (целая куча кладовых), гардеробные (хоббит отвел несколько комнат для хранения одежды), кухни, столовые располагались на одном этаже и, более того, в одном и том же коридоре. Лучшие комнаты находились по левую руку, и только в них имелись окна — глубоко сидящие круглые окошечки с видом на сад и на дальние луга, спускавшиеся к реке».
В описании дома упомянуты гардеробные, и Толкин дает подробные указания относительно одежды хоббита:
«Одежда: зеленые бархатные штаны; красный или желтый жилет; коричневый или зеленый сюртук; золотые (или медные) пуговицы; темно-зеленый капюшон и плащ (собственность одного из гномов)… В тексте ни словом не говорится о том, что хоббит разжился обувью. А надо бы! Среди всяких прочих поправок эта как-то затерялась — башмаками он обзавелся в Ривенделле; а, покидая Ривенделл на обратном пути домой, снова от них избавился. Но, поскольку отвердевшие подошвы и аккуратно расчесанная шерстка на ногах — это неотъемлемая составляющая хоббичьей сути, изображать хоббита на самом деле следует без башмаков везде, кроме иллюстраций, относящихся к конкретным эпизодам».

Профессор Толкин и Бильбо Бэггинс

Поначалу связь между «Хоббитом» и сказаниями Средиземья была весьма слабой, если вообще была. Толкину просто понравился этот веселый низкорослый народец, явно унаследовавший некоторые черты и привычки от автора. Толкин писал о себе:
«Вообще-то я — хоббит (во всем, кроме роста). Я люблю сады, деревья, земли, обработанные вручную, без помощи машин; я курю трубку, люблю вкусную, простую пищу (незамороженную), терпеть не могу французскую кухню; я люблю (и даже смею носить в наши бесцветные дни) вышитые жилеты. Люблю грибы (прямо с поля); чувство юмора у меня незамысловатое (даже мои благосклонные критики находят его утомительным); ложусь я поздно, встаю тоже поздно (по возможности)».
Само название дома Бильбо «Бэг-Энд» было взято из жизни: так называли ферму тетушки писателя в Вустершире. Толкин любил эти места: приезжая сюда, он будто возвращался домой — очень значимое чувство для всякого настоящего хоббита.
Сходство автора с героем не исчерпывается бытовыми привычками. Хамфри Карпентер, внимательный исследователь жизни и творчества Толкина, упоминает «саффилдовскую сторону натуры» писателя — по аналогии с «туковской стороной» в мистере Бэггинсе, которая заставляет его грезить о приключениях.
Некоторые приключения Бильбо взяты из личного опыта самого Толкина. В письмах он вспоминал о своем путешествии по Швейцарии в 1911 году: «Я исходил пешком с тяжелым рюкзаком за плечами большую часть Швейцарии и немало горных перевалов. На подходе к Алечу мы едва не погибли: под солнцем снег подтаял и вниз по склону покатились камни. Гигантская глыба пронеслась как раз между мной и следующим в цепочке. Это и “громовая битва” — скверная ночь, когда мы сбились с пути и заночевали в хлеву, — описано в “Хоббите”. Как давно все это было…»

Гномы

Многие герои в «Хоббите» выглядят чересчур сказочно или легкомысленно по сравнению с другими текстами Толкина. Это касается и Гэндальфа, и эльфов, но в случае с гномами разница особенно заметна. В книге в гости к Бильбо являются создания, поначалу очень напоминающие гномов из сказки про Белоснежку или мультфильма Диснея, которого Толкин не любил.
Подсказкой к истинному характеру гномов могут служить их имена. Почти все они взяты из «Прорицания вёльвы», которое входит в состав «Старшей Эдды», сборника древнеисландских песен о богах и героях. Там же можно найти имена других гномов, которые не были спутниками Бильбо: Дурин (Дьюрин или Дарин в разных переводах), Траин (или Трейн), Трор. И еще упомянут карлик по прозвищу Эйкинскьялди, то есть «Дубовый щит». Не совсем понятно, откуда взялся Балин: в «Старшей Эдде» такого имени нет, хотя есть похожее — Блаин. Но чаще предполагают, что Толкин позаимствовал имя из легенд о короле Артуре, в которых есть такой персонаж — сэр Балин. Только там это сугубо отрицательный герой, а у Толкина Балин — добрый и мудрый гном, друг Бильбо, славный государь Мории.
Толкин не лучшим образом отрекомендовал отряд Торина в «Хоббите»: «Гномы не герои, а расчетливый народец, превыше всего ставящий деньги». Но в остальных книгах все совсем иначе. И вопреки собственным словам писателя, его гномы предстают героями, словно сошедшими со страниц скандинавского эпоса: это народ гордый и величественный, яростный и независимый, нетерпимый и бесстрашный.

Сказочные существа

Место действия в книге — Средиземье, часть вымышленного Толкином мира. В представлении Толкина Средиземье расположено в Европе: подразумевается, что описанные события имели место в какой-то временной период прошлого. Шир и Ривенделл, по словам писателя, находятся примерно на широте Оксфорда.
Толкин упоминает в «Хоббите» множество животных, большей частью вполне реальных и обычных: медведи, волки, собаки, белки, олени, лошади, овцы, кролики, орлы, дрозды, вороны, летучие мыши. Ничего фантастического в их облике нет, единственное исключение — гигантские пауки. Есть еще оборотень Беорн, но он более человек, чем медведь. И все же эти животные явно принадлежат миру детской сказки: многие умеют говорить, в доме Беорна гостям прислуживают собаки, пони и даже овцы, которые умело и аккуратно накрывают столы к обеду. Даром речи наделены и орлы, с которыми разговаривает Гэндальф, но у орлов во вселенной Толкина вообще особый статус: это создания разумные, могущественные и древние — они явились в мир прежде эльфов и людей.
По-настоящему фантастическое существо в книге — дракон Смауг. Дракон у Толкина не просто умеет говорить, он искушенный собеседник. Само имя Смауга содержит намек на его непростую натуру: «Его имя представляет собой еще одно «реконструированное» слово: это форма прошедшего времени, *smaug, от германского глагола *smugan — “протискиваться в нору”»… Но у этого слова есть и другое значение – более абстрактное: древнеанглийское sméagan означает также “вникать”, а в форме прилагательного оно означает “искушенный, искусный”. Так что вполне естественно, что Смауг, по сравнению с остальными персонажами “Хоббита”, наиболее хитроумен».

Столкновение эпох

Среди прочих героев книги Бильбо ближе всех читателю, потому что больше других напоминает обычного человека, а точнее — человека современного.
Само имя хоббита свидетельствует о его принадлежности к определенному миру. Бильбо Бэггинс — респектабельный джентльмен из английского романа, а гномы, и в первую очередь Торин, сын Трейна, сына Трора, — персонажи другой эпохи, взятые не столько из жизни, сколько из героического эпоса вроде «Беовульфа». Тут встречаются не просто два персонажа: это встреча двух эпох, двух морально-этических систем, двух жанров, у каждого из которых свои законы.
Бильбо в мире героев представляет собой анахронизм. Торин раз за разом выходит на бой с ужасным противником, не выказывая страха и сомнений. Бильбо в аналогичной ситуации боится — как всякий обыкновенный человек, но преодолевает естественную слабость духа.
Постепенно тон повествования меняется: чем дальше, тем больше в Бильбо героического. Однако в финале хоббит возвращается к своей обычной жизни мирного обывателя, оставив за спиной мир драконов, героев и чудес. Прощаясь с гномами после страшной битвы и нелегкой победы, он приглашает их в гости и уточняет: «Чай подается в четыре, но милости прошу во всякое время». Это реплика естественна для персонажа какого-нибудь английского романа эпохи Регентства или королевы Виктории, но немыслима в речи эпического героя. Так Толкин вновь обозначает разницу между двумя мирами, которые соседствуют, но не сливаются в его книге.

Эвкатастрофа

В произведениях Толкина большое значение имеет художественный прием, который сам автор называл эвкатастрофой: внезапный счастливый поворот сюжета, спасение от неминуемой беды. С этой точки зрения Толкин называет величайшей эвкатастрофой, возможной в волшебной сказке, воскресение Христа. В «Хоббите» такое «эвкатострофическое» чувство сам автор связывал с восклицанием Бильбо: «Орлы! Орлы летят!»
В книге появление орлов знаменует переход от крайней степени отчаяния к радости. Бильбо ожидает неминуемого поражения и уже почти смирился с ним, хотя смирение и не приносит облегчения. Читатель, по мнению Толкина, должен почувствовать, что боль и страдания не игра и не сказка, они совсем рядом и, похоже, на этот раз действительно все закончится плохо. В этот момент и происходит чудо, которого никто не ожидал.
Редактировать

«Хоббит» на экране

Первая киноадаптация «Хоббита» относится к 1966 году: это короткометражный мультфильм Джина Дейча. От книги в нем осталось мало, анимация схематичная, а персонажи лишены собственных голосов — за них выступает рассказчик.
В 1969 году Толкин продал права на экранизацию «Властелина колец» кинокомпании United Artists. В 1976 году, уже после смерти писателя, Сол Зэнц, представитель United Artists и поклонник книг Толкина, выкупил у его наследников все права на использование «Хоббита» и «Властелина колец».
В 1977 году вышел полнометражный мультфильм «Хоббит» Артура Рэнкина и Жюля Бэсса. Эта постановка сделана довольно близко к тексту книги, хотя есть одно серьезное расхождение: в битве погибают шесть из тринадцати гномов. Мультфильм имел определенный успех и в 1978 году выиграл премию Пибоди. Он был также номинирован на премию Хьюго, но проиграл: премия в тот год досталась фильму «Звездные войны».
В 1985 году «Хоббита» поставили в СССР. Это был телеспектакль под названием «Сказочное путешествие мистера Бильбо Беггинса, Хоббита». Роль рассказчика, то есть профессора Толкина, исполнил Зиновий Гердт, Бильбо сыграл Михаил Данилов, Торина — Анатолий Равикович, а Голлума — Игорь Дмитриев. На съемках использовалась передовая для того времени технология двойной рир-проекции. Актеров снимали на синем фоне, а потом накладывали другое изображение за персонажем или перед ним. Спецэффекты в спектакле скромные, но синий фон, на котором снимали актеров, напоминает о зеленом экране в павильоне новозеландской студии Питера Джексона. Другая любопытная подробность: Бильбо-Данилов одет в жилет, сшитый из разноцветных лоскутков, который напоминает о роскошном халате хоббита в фильме Джексона, выполненном в той же технике.
В 1991 году в СССР начались съемки мультфильма «Сокровища под Горой», но работа была прервана, а результатом ее стал небольшой видеофрагмент, примечательный в первую очередь песней в исполнении Николая Караченцова.
В 1981 году вышла передача «Для вас, родители», в которой известный актер Евгений Леонов прочитал небольшой отрывок из сказки Толкина. Советское издание «Хоббита» было проиллюстрировано рисунками Михаила Беломлинского, художник специально изобразил Бильбо похожим на Евгения Леонова. Об этом актер сам с гордостью рассказал в передаче.
Хоббит (кадр из фильма) (2012)
Кадр из фильма "Хоббит: Нежданное путешествие"
Однако главная экранизация книг Толкина, в том числе и «Хоббита», связана с именем Питера Джексона. Новозеландский режиссер сначала снял киноэпопею «Властелин колец», и лишь после этого он взялся снимать приквел — историю Бильбо Бэггинса.
Обратив взгляд на Толкина много лет назад, Джексон хотел экранизировать его книги в хронологическом порядке, то есть начать с «Хоббита». Но получить права на экранизацию первой книги оказалось непросто, поэтому Джексон начал сразу со знаменитой толкиновской трилогии.
К съемкам «Хоббита» Джексон приступил в 2011 году. В итоге небольшая повесть растянулась на три фильма, которые выходили с 2012 по 2014 год: «Нежданное путешествие», «Пустошь Смауга» и «Битва Пяти Воинств».
Редактировать

Библиография

Карпентер Х. Джон Р. Р. Толкин. Биография. М: ЭКСМО-Пресс, 2002. Перевод А. Хромовой
Толкин Дж. Р. Р. Письма. М: Эксмо, 2004. Перевод С. Лихачевой
Толкин Дж. Р. Р. Хоббит, или Туда и Обратно. М: Лицей, 1992. Перевод Н. Рахмановой
Шиппи Т. А. Дорога в Средьземелье. СПб: Лимбус Пресс, 2003. Перевод М. Каменкович

Смотри также

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика