;

Фолкнер Уильям

Фо́лкнер (Faulkner) Уильям (25 сентября 1897, Нью-Олбани — 6 июля 1962, Оксфорд, штат Миссисипи) — американский писатель. Серия романов «Сарторис» (1929), «Шум и ярость» (1929), «Свет в августе» (1932), «Авессалом, Авессалом!» (1936); трилогия «Поселок» (1940), «Город» (1957), «Особняк» (1959); философский роман «Притча» (1954); повести и рассказы (книга «Сойди, Моисей», 1942). Лауреат Нобелевской премии (1949).
Разбросанное действие, трудно мотивируемые поступки, затаенные душевные терзания, трагические и трагикомические конфликты складываются в исполненную драматизма, но эпически осмысленную картину мира, где человек стоически противостоит обстоятельствам, не теряя надежды. Реалист 20 века, Фолкнер сочетает обращение к традиции (Библия, У. Шекспир, Ф. М. Достоевский) с современным формотворчеством (прерывность сюжета, поток сознания, глубинный психологизм, символика).
Редактировать

Уроженец американского Юга

Почти вся жизнь Фолкнера прошла в его родном штате, который он надолго покидал дважды: в юности, когда он был курсантом летной школы, и в 30-е годы (материальные трудности вынудили его принять приглашение сценарного отдела Голливуда, однако там ему не сопутствовал успех). Уроженцами и патриотами американского Юга были и предки писателя; их тени постоянно мелькают на его страницах. Фолкнер унаследовал типичные черты мирочувствования южан, ощущавших себя чужаками и аутсайдерами в буржуазной Америке, а также характерные для них иллюзии относительно возможности иной истории, которая обошлась бы без катастроф и унижений проигранной Югом Гражданской войны 1861-1865 годов. Ему передались отличающая южан обостренная эмоциональная память об этой трагедии и преследующее их чувство вины пополам со страхом перед возмездием за все насилия и жестокости на расовой почве.
Редактировать

Цикл-сага о Йокнапатофе

Не мысля себя как художника вне той драматической проблематики, которая сопряжена со специфическими реалиями южных штатов (он отступил от нее единственный раз в романе «Притча» (1954), где действие, представляющее собой парафраз евангельского сюжета, происходит на передовой в годы Первой мировой войны), Фолкнер, однако, не был бытописателем; он, по собственным словам, изображал «конфликт человека с самим собой», со всем низменным и антигуманным, что таит в себе человеческая природа. Жизнь американского Юга предоставляла досконально знакомый и захватывающий материал для осмысления этих коллизий, неизменно волновавших Фолкнера, который обладал умением «претворять локальное в универсальное», обнаруживая в ситуациях, почерпнутых из недавней истории его родных краев, прямые отголоски драм, обладающих актуальным смыслом для всего человечества. Местная хроника под его пером становилась историей духовных и нравственных конфликтов, на которых лежит отпечаток реальности 20 века, убеждая в неистребимости «старых идеалов человеческого сердца», о которых Фолкнер говорил в речи при получении Нобелевской премии (1950), — «любви и чести, жалости и гордости, сострадания и жертвенности».
Эта хроника обладает у Фолкнера четкими временными и пространственными границами. Начиная с романа «Сарторис» (1929) все им написанное складывается в единый цикл, воссоздающий историю вымышленного округа Йокнапатофа: она прослежена на протяжении около двух столетий, центральные эпизоды связаны с Гражданской войной, послевоенной «реконструкцией», когда были сокрушены вековые устои Юга, и с эпохой самого Фолкнера. Карта Йокнапатофы, приложенная к роману «Авессалом, Авессалом!» (1936), а также генеалогические и хронологические таблицы, составленные исследователями творчества Фолкнера, создают впечатление исторической реальности этой территории, на самом деле созданной воображением писателя, который знал, что «клочок земли величиной в почтовую марку» способен стать художественной вселенной.
Редактировать

История и время

История Йокнапатофы воссоздана через семейную хронику нескольких кланов, населяющих этот округ (Сарторисы, Компсоны, Бандрены, Маккаслины), и очерчивается перед читателем в перекличках, повторяющихся ситуациях, параллельно развертывающихся событиях и версиях, которые дополняют или опровергают одна другую. Повествование от автора сменяется монологами-исповедями (нередко в форме потока сознания), корректирующими авторскую точку зрения, высвечивающими укорененность тех или иных верований и мифов в духовном мире героев (поэтика, особенно ярко воплотившаяся в романах «Шум и ярость» (1929), «На смертном одре» (1930), «Свет в августе» (1932). Единство времени, понятого как непрерывающаяся преемственность душевного опыта (по Фолкнеру, «не существует никакого было — только есть»), позволяет персонажам свободно перемещаться на всем протяжении истории Йокнапатофы, однако их попытки остановить ход истории, создающей трагические и безысходные ситуации, остаются тщетными.
Один из основных конфликтов в мире Фолкнера предопределен властью иллюзий над сознанием героев. Стремящиеся, но неспособные защититься от давления реального исторического опыта, они мечтают о восстановлении былой гармонии и духовной целостности, ассоциируемой с патриархальным Югом. Однако такие порывы беспочвенны, а сам грезящийся им идеал оказывается в неразрешимом противоречии с нетерпимостью, которая окрашивала систему отношений в этом социуме, и с преследующим персонажей сознанием своей исторической вины.
Редактировать

«Кусок очень твердой породы»

В юности Фолкнер был близок к «потерянному поколению», о котором рассказывает его первый роман «Солдатская награда» (1926), и испытал сильное влияние модернизма, в особенности Дж. Джойса. Опыт этой художественной школы остался важен для него и в дальнейшем, хотя в конечном итоге еще важнее в творческом отношении оказались продолженные Фолкнером традиции классического реализма: М. Твена, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого. Фолкнер обогатил поэтику литературы 20 века смелыми экспериментами, предложил новую интерпретацию категории времени в художественном тексте, наметил необычный синтез различных точек зрения, совокупность которых организует композицию произведения и придает ему истинную содержательную емкость. Однако с годами для Фолкнера стала неприемлемой интерпретация истории и человека, преобладающая в литературе модернизма. Отвергая представления о современном мире как царстве абсурда и непреодолимой отчужденности между людьми, Фолкнер противопоставил такому восприятию реальности свое понимание ключевых коллизий времени, которые для него связывались с трагическим бунтом личности против ситуаций, вынуждающих ее поступаться собственной гуманной природой. Он верил, что «человек — кусок очень крепкой породы», и даже в безысходных жизненных положениях, часто изображаемых Фолкнером (роман «Осквернитель праха» (1948), трилогия «Деревушка», «Город», «Особняк» (1940-1959), у него главенствует идея, выраженная заглавием повести, имеющей программный характер, — «Непобежденные» (1938).
Редактировать

Дополнительная литература

  • Грибанов Б. Фолкнер. М., 1976.
  • Литературная история США. М., 1979. Т. 3.
  • Blotner J. Faulkner. A biography. New York, 1974. V. 1-2.
  • Анастасьев Н. Владелец Йокнапатофы. М., 1991.
  • У. Фолкнер: Библиографический указатель. М., 1979.

Сочинения

  • Собрание рассказов. М., 1977.
  • Собрание сочинений. М., 1985-87. Т. 1-6.
  • Статьи, речи, интервью, письма. М., 1985.
  • Собрание сочинений. Т. 1-6. М., 1985-1987.
  • Когда я умирала. Свет в августе. М., 1994.

Смотри также

Переводчики и исследователи творчества Фолкнера

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика