Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Стоппард Том

Сто́ппард (Stoppard) Том (наст. имя и фам. Штрауслер Томаш, Straussler Tomas) [р. 3 июля 1937, Злин, Чехословакия (ныне Чехия)], английский драматург.
Редактировать

Стремительный взлет

Родился в семье врача. Накануне Второй мировой войны отец получил назначение в Сингапур и перевез туда семью. После японского вторжения в Сингапур в 1942 отец погиб, а мать с двумя сыновьями бежала в Индию, где вышла замуж за английского офицера Кеннета Стоппарда, который усыновил ее детей и дал им свою фамилию. Вскоре вся семья перебралась в Англию. Здесь Стоппард окончил школу, после которой в 1954-1960 работал корреспондентом различных бристольских газет. В 1962 в течение нескольких месяцев был театральным обозревателем нового журнала «Сцена» (Scene), где приобрел бесценный опыт знания театрального дела. В 1964 опубликовал подборку рассказов в антологии «Вступление-2» вместе с другими молодыми писателями. В 1965 выступил как драматург, написав пьесу «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», принесшую автору сенсационный успех. В 1966 спектакль был показан на международном фестивале экспериментальных театров в Эдинбурге, через год пьеса был поставлена в Национальном театре в Лондоне, премьера прошла с колоссальным успехом.
Редактировать

Особая непохожесть

1968-й год приносит Стоппарду еще две премьеры — «Входит свободный человек» и «Настоящий инспектор Хаунд». Особенно плодотворны для драматурга стали 1970-е: «После Магритта» (1971), «Прыгуны» (1972, пьеса поставлена в Национальном театре и признана лучшей пьесой года), «Травести», или «Пародии» (1974), «Ночь и день» (1978) и др. Стоппард создает в своих пьесах совершенно особый мир, где властвует прежде всего его собственный насмешливый, ироничный, парадоксальный ум. Он сталкивает в пределах одного сюжета акробатов и философов («Прыгуны»), Ленина, Джойса и Тристана Тцара («Травести»). Ему словно доставляет особое удовольствие озадачивать, ставить в тупик, сбивать с толку. До мозга костей человек театра (сам, впрочем, никогда не занимавшийся ни театральной режиссурой, ни актерским ремеслом), Стоппард идеально постиг его природу, саму суть театральной игры, в которой, быть может, самой для него притягательной составляющей является Маска, позволяющая скрыть истинное лицо. Так ему интересней: завлекать, дразнить, заманивать. Ему интересен мотив двойников и тема зеркал, его увлекает своей загадочностью и непознаваемостью сама идея двойственности, множественности личности, ее отражений, ее текучести, ее размытости, при этом Стоппард — удивительно трезво мыслящий драматург. В 1982 была написана одна из лучших пьес с примечательным для него названием: «Настоящее», где вместо излюбленных головоломок —четко выстроенная фабула, вместо убийственной парадоксальности — цельность авторской позиции. Впервые появляется у Стоппарда герой, которого можно назвать alter ego автора. Это писатель Генри, в чьи уста писатель Стоппард вкладывает собственные мысли.
Редактировать

Диссидентствующие пьесы

В 1968 Стоппард побывал на своей родине, в Чехословакии, а затем и в СССР. Он нелицеприятно отзывался об увиденном, стал членом правозащитной организации «Эмнести Интернэшнл». Откликом на это стал ряд диссидентских пьес, первая из которых «Хороший парень стоит доброго отношения» (1978). Речь в ней идет о судьбах советских диссидентов в брежневские времена Викторе Файнберге и Владимире Буковском (действие пьесы происходит в «психушке»). Тогда же увидела свет вторая его пьеса из этого цикла — «Профессиональный трюк», посвященная Вацлаву Гавелу, как пишет он в предисловии, говоря в нем, что поводом к созданию пьесы послужило появление «Хартии-77». Поводом к написанию следующей пьесы — «Закодированный Гамлет и Макбет» (1979) — послужило письмо, полученное Стоппардом от другого драматурга-диссидента, не менее знаменитого Павла Когоута, где тот рассказал о поставленной им собственной версии шекспировского «Макбета», которую играли, кочуя по пражским квартирам, изгнанные с «большой» сцены Павел Ландовский и Ванда Храмостова. Стоппард осознал, что именно в «минуты роковые», когда все безмолвствует, Слово способно оказаться мощным, в своем роде единственным знаком противостояния. Однако и в этих пьесах, где так явно, так открыто проявилась его гражданская позиция, нет ни грана открытой публицистичности. Их форма абсолютно художественна и по-стоппардовски театральна, в них присутствует игра, и закрученный, головоломно-детективный сюжет, и хитроумная конструкция — словом, все то, что отличало и отличает его Театр.
Редактировать

На гребне успеха

В 1990 Стоппард выступил в качестве кинорежиссера, экранизировав свою пьесу «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Многоопытное жюри прославленного Венецианского фестиваля единодушно присудило ему одну из самых значимых в мире кинонаград — «Золотого Льва». Случай уникальный: театральному драматургу удалось создать идеальную, совершенную киноверсию собственной пьесы, воплотить на экране свой стиль, свой почерк, свою интонацию. Буйство театральной плоти (помноженное на виртуозно использованные возможности, предоставляемые кинематографом) — и мощные философские глубины; за путаной сюжетной канвой, за фантасмагорией и маскарадом читались горестные человеческие судьбы. В 1993 была написана «Аркадия», еще одна ставшая знаменитой пьеса. Ее зашифрованность и головоломность, казалось, способны были отпугнуть даже самых искушенных знатоков, но вновь беспрецедентный театральный успех: и в Лондоне, где премьеру сыграл Национальный театр, и в Петербурге, где она, в постановке Э. Нюганена, предстала на сцене Большого драматического, и в Москве в исполнении курса П. Н. Фоменко (постановка Евг. Каменьковича). Поскольку действие пьесы разворачивается то в английской усадьбе начала 19 века, то в наши дни (причем смена временных планов происходит мгновенно и непредсказуемо), для зрителей особенно важно осознание автором того факта, что человек смертен и что ему не дано предвидеть свое будущее. Стоппарду в этой пьесе удалось затронуть что-то самое главное в жизни и сознании нашего общества, нащупать его болевые точки.
В пьесе «Уловки любви» (1997) драматург вновь обратился к реальным фигурам литературного прошлого Англии (ее главный герой — поэт и критик Алфред Хаусмен, в числе персонажей — Оскар Уайльд, Джон Рескин, иные знаменитости). Новая пьеса, судя по отзывам английских критиков, поразила грандиозным пониманием законов театра, чувством сцены, способным превратить кажущийся монотонным словоговорением текст в повод для блистательной актерской игры, для завораживающего темпом неожиданными переходами зрелища.
В 2002 увидела свет его пьеса-трилогия «Берег утопии», сразу же завоевавшая бешеную популярность. Ее действующие лица — русские властители дум 19 в.: Герцен, Огарев, Белинский, Бакунин, Чаадаев, Тургенев, Аксаков и др. Но предстают они невыхолощенными героями хрестоматий, а живыми людьми со всеми их революционными идеями, нерешенными проблемами, любовными страстями.
Несмотря на то что Стоппард не одаривает каждый год читателей и зрителей новой выдающейся пьесой, он по-прежнему остается одним из самых интересных и талантливых драматургов современности.
Редактировать

Дополнительная литература

  • Халипов В. В. Миноритарный театр Тома Стоппарда. - Минск: Танатос, 2001.

Сочинения

  • Стоппард Том. Розенкранц и Гильденстерн мертвы. - Москва: Иностранка, 2006.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика