Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Среднеазиатские цыгане

Среднеазиатски́е цыга́не — этническая группа цыган, живут в Узбекистане и Таджикистане, говорят на узбекском и таджикском языках с элементами цыганской лексики. Общая численность около 20 тысяч человек. В Российской Федерации переписью 2010 года учтено 49 среднеазиатских цыган. Верующие — мусульмане-сунниты.
В Средней Азии местные цыгане известны под названиями люли, джуги, мазанг. Считается, что термин «люли» узбекского происхождения, «джуги» — таджикского, а сами среднеазиатские цыгане называют себя этнонимом «мугат». Среди основной массы среднеазиатских цыган выделяется группа мазанг, представители которых разбросаны по всей территории Средней Азии. Они никогда не вступали в родственные отношения с другими среднеазиатскими цыганами и резко выделялись по характеру традиционных занятий. О давности появления цыган в Средней Азии свидетельствует утрата ими своего языка и многочисленные заимствования различных элементов материальной и духовной культуры у окружающего населения. Большинство цыган двуязычны, они говорят на узбекском и таджикском, однако таджикский язык в быту является основным.
В антропологическом плане у среднеазиатских цыган прослеживаются аналогии с населением Индии. Также как и у индусов, у них существует обычай татуировки лба. В Самаркандской и Сурхандарьинской областях цыган называют бытует этноним «мултони» происходящий от города Мултан (Пакистан). В прошлом цыгане не имели земельных наделов и были вынуждены вести бродячий образ жизни. Однако у среднеазиатских цыган уже давно были места длительных стоянок вблизи городов и сел. Из таких стоянок выросли цыганские кварталы на окраинах Самарканда. Бухары, Ташкента.
Среднеазиатские цыгане придерживаются мусульманских обрядов. Они по-мусульмански хоронят умерших, совершают молитвы, постятся, соблюдают обряд обрезания. Однако в прошлом и у них, как и у многих других народов Средней Азии, ортодоксальный ислам сочетался с элементами доисламских верований, которые в семейном быту имели преобладающее значение. У цыган была распространена вера в духов (джин, пари, алвасти), в порчу — зиён, в силу оберегов и амулетов (тумор, бозбанд). Лук, перец, хлеб, острые предметы, рога барана считались оберегами от действия злых духов и сглаза. Особой сакральной силой наделялся волк: клыки и высушенный нос волка нашивали на одежду в качестве оберегов. Такой же силой обладал, по цыганским верованиям, дикобраз, колючки которого употреблялись в качестве оберега. Кашкадарьинские цыгане ели мясо дикобраза, а у самаркандских цыган существовало табу на мясо этого животного, и была распространена легенда о том, что некогда дикобраз был человеком.
Ремеслом занимались лишь немногие цыганские группы. Иногда среди цыган встречались ювелиры и кузнецы. Цыганки обычно изготовляли волосяные лицевые сетки — чачван. У ферганских и ташкентских люли были группы ремесленников, занимавшиеся выделкой щепного товара, изготовлением сит и решет, женщины плели решета, мужчины делали к ним ободья. Но в большинстве среди люли и джуги мужчины не были заняты трудом, представляя заботы о пропитании семьи женщинам. Для большей части цыган главным источником существования являлось нищенство, которым занимались женщины. Вооружившись мешками и посохами, которыми они отгоняли собак, цыганки ежедневно выходили на сбор подаяния, обходя двор за двором в городах и кишлаках. Попутно цыганки гадали, смотря в зеркало или в чашу с водой. Цыгане-мазанг нищенством не занимались совершенно. Мужчины мазанги изготавливали решета, сита, бубны, деревянную посуду.
Исконным жилищем цыган служил шатер (чодыр). Зимний шатер (чодири зимистон) состоял из бязевого полотнища, накидывавшегося на два или три врытых в землю шеста. Летний шатер (чодири гарм) представлял собой навес для тени, он был значительно меньше и держался обычно на одном шесте. В шатре расстилали кошму, раскидывали одеяла и подушки. Обогревались при помощи костра, разжигаемого в небольшом круглом углублении ближе к выходу. Пищу готовили на кострах, которые разводили вне шатра. От обычного чодыра отличалось жилище мазангов. Они строили шалаш (чайла) из дугообразных согнутых и воткнутых в землю толстых ветвей ивы, которые покрывали мелкими ветками, камышом и сухой травой. Чайла, высотой в рост человека, достигала длину 3-4 метра, двери были из камышовой циновки или завешивались полотнищем ткани.
Мужская и женская одежда среднеазиатских цыган ничем не отличается от узбекской или таджикской. В женском костюме отсутствуют характерные для европейских цыган широкая юбка и шали. Костюм среднеазиатской цыганки отличается от наряда узбечки только предпочтением ярких расцветок, необычной пестротой и сочетанием цветов. Цыганки склоны к украшениям — кольцам, серьгам, браслетам, ожерельям, но и эти предметы утратили национальное своеобразие.
Цыгане живут малыми, индивидуальными семьями. Сыновья отделяются сразу после женитьбы. Каждая семья ведет хозяйство и питается отдельно от других. Женщина занимает в цыганской семье подчиненное положение, хотя и является основной кормилицей семьи. Будучи мусульманкой, она не закрывала лица и не изолировалась от мужского общества. Только у некоторых групп мазангов в прошлом женщины носили джелак — халат со сложенными рукавами, который они набрасывали на голову, слегка прикрывая лицо. У среднеазиатских цыган существовал обычай уплаты калыма за жену, он целиком оставался у отца невесты. Широко было распространено многоженство: чем больше жен, тем больше работниц и выше достаток в семье. Девушек выдавали замуж с 12-15 лет. В брачные отношения вступали не зависимо от территориального расположения — ташкентские брали в жены самаркандских, каршинских. Однако ни одна из групп цыган люли и джуги не вступала в брачные отношения с мазангами.
У цыган были распространены кузенные браки, часто наблюдался обычай куч куёв — принятие зятя в дом. Характерными для цыган были перекрестные браки (карши кудо): две семьи договаривались о перекрестных браках своих сыновей и дочерей; калым в этих случаях не платили. Обычай левирата у цыган соблюдался в тех случаях, когда после умершего оставался ребенок. Сохранилась традиция, когда муж называет жену мугат зан (буквально — цыганка), а жена называет мужа по имени ребенка (отец такого-то).
Цыганские празднества (той) справлялись с характерной для Востока пышностью, на них собирались множество гостей. Очень популярны были на тоях петушиные бои и бои ослов. Особенностью цыганских тоев были также соревнования в беге. Мусульманский обряд бракосочетания происходил в доме невесты. Соблюдались различные свадебные обряды, бытовавшие у окружающего населения — проводы молодой в дом мужа, обведение новобрачной вокруг костра, обряд смотрения молодых в зеркало.
После появления первого ребенка справлялся обряд лачак бандон — повязывание головного убора замужней женщины. На сбор подаяния цыганка обычно выходила только после этого обряда. Цыганские семьи многодетны, но бродячий образ жизни губительно сказывается на положении детей, у цыган высокая детская смертность. Обычно женщины уходя на сборы подаяния, оставляют детей представленных самим себе или оставляют на попечение старух.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика