Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Самурай

«Самурай» (Le samourai) Франция, 1967, 105 мин.
Экзистенциальный гангстерский фильм.
«Нет более глубокого одиночества, чем у самурая, кроме, может быть, одиночества тигра в джунглях». Этот завет из бусидо, кодекса чести японских самураев, предпослан ленте в качестве эпиграфа, который выражает философскую мысль, наверно, самой великой и самой трагической гангстерской картины если не во всем мировом кино, то, безусловно, во французском.
Наемный убийца Джеф Костелло должен убить за соответствующее вознаграждение некоего посетителя ночного бара. И хотя Джеф находится «под колпаком» у полиции и знает, что идет на верную смерть, он все-таки намерен исполнить заключенный контракт.
На основе такого простейшего, банальнейшего сюжета, многократно использованного в литературе и кино, Жан-Пьер Мельвиль создал подлинную сагу об экзистенциальном, тотальном одиночестве человека посреди ночного города. Его герой — как падший ангел с холодной, обжигающе ледяной красотой (не случайно в прокате ФРГ фильм имел название «Холодный ангел»). Невозмутимый и беспрекословный ангел-истребитель, исполнитель чужой воли, но вместе с тем самоотверженно кладущий свою жизнь на алтарь, приносящий себя в жертву «сын Божий», который обретет покой и духовную благодать уже в трансцендентном мире, за пределами бытия.
Знаменательно, как творчески переосмыслены режиссером типичные американские гангстерские ленты — в качестве примера критики упоминали картину 1942 года «Пистолет для наемного убийцы» Фрэнка Таттла с участием Элана Лэдда. Но сюжет внедрен в форму и конструкцию французского «поляра», а точнее, криминальной драмы об изначально предначертанном поединке человека с системой власти, аппаратом подавления и подчинения, с неким роком, неумолимо висящим над головой, словно нож гильотины (прежде всего приходят на ум произведения Анри-Жоржа Клузо). И все представлено будто в виде своеобразной медитации самурая перед совершением харакири, когда он мысленно проникает в небесные сферы, в астральный космос, где ждет вечное блаженство после смерти.
Мельвилевский наемный убийца действительно может быть воспринят и как провозвестник Апокалипсиса, Страшного Суда, где он сам должен будет предстать перед Высшим Судией и получить сполна за свои прегрешения и преступления. Гангстер Алена Делона (одна из самых лучших, точнейших, искуснейших работ, которая выражает двойственную сущность актера, разрываемого между страстью к наживе и высоким предназначением) словно заранее знает день собственной смерти и последующую судьбу. С дьявольским блеском в печально серо-голубых глазах, заученным жестом чуть поправив шляпу перед зеркалом, он отправляется на обычное убийство, которое, вероятно, следует приравнивать к библейскому проступку Каина. Что его ждет — тоска над бездной, как у Байрона, или вечное умиротворение утолившего свое одиночество самурая?!
Сергей Кудрявцев
В ролях: Ален Делон, Натали Делон, Кэти Розье, Франсуа Перье.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика