Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Плотников Николай Сергеевич

Пло́тников Николай Сергеевич [24 октября (5 ноября) 1897, Вязьма — 2 февраля 1979, Москва], российский актер. Народный артист СССР (1966). Государственная премия СССР (1947).
В 1922, приехав из Вязьмы в Москву, вступил в труппу Четвертой Студии МХАТ, переименованной впоследствии в Реалистический театр (этот период в его творчестве отмечен ролью Швейка), а в 1938 уже сложившимся мастером перешел в Вахтанговский театр, где в полную меру расцвел его недюжинный талант. Для Театра Вахтангова приход Плотникова, скорее, исключение, поскольку его труппа всегда формировалась из выпускников театрального училища при театре, тем не менее актер пришелся ко двору, восприняв основы вахтанговской школы.
Каждая сценическая работа Плотникова отличалась своей завершенностью. Уж если он играл роль отрицательного персонажа, то находил для обрисовки своего персонажа такие краски, которые не оставляли сомнения, что перед зрителем законченный негодяй. Он умел создать внешне лаконичный образ, который благодаря мастерскому владению актером характерностью и тщательной проработке любой, самой незначительной детали, обретал характер социального типа. Так один за другим возникали на вахтанговской сцене болтун, демагог и приспособленец Крикун («Фронт» А. Е. Корнейчука, 1942), ловкий коварный «дипломат» Шуйский («Великий государь» В. Соловьева, 1945), злобный человек-машина Жавер («Отверженные» по роману В. Гюго,1950), безжалостный хищник, одеревеневший в своей самовлюбленности Тарас Маякин («Фома Гордеев» по роману М. Горького, 1956), льстивый царедворец и интриган Полоний («Гамлет» В. Шекспира, 1958) и др.
Такой же завершенностью в обрисовке характера сценического персонажа отличались его работы в ролях комедийного плана. Таков его многообразный талант, такова широчайшая амплитуда его дарования, которому были подвластны многие драматургические жанры! Что же до комедии, то ирония и мягкий юмор шли рука об руку в его творчестве. Актер не испытывал недостатка в комедийных ролях. От Швейка в Реалистическом театре протянулась ниточка к вахтанговским Труффальдино («Слуга двух господ» К.Гольдони, 1943) прагматичному Лепорелло («Маленькие трагедии» А. С. Пушкина, 1959), по-мужицки грубоватому хитровану Деду Сливе («Стряпуха», 1959 и «Стряпуха замужем», 1961, А. Софронова), лукавому лицедею с императорским скипетром Домициану («Дион» Л. Зорина, 1965) и глубокомысленно изрекающему банальности сановнику Крутицкому, «дожившему до седых волос и сохранившему в неприкосновенности ум шестилетнего ребенка» («На всякого мудреца довольно простоты» А. Н. Островского, 1968 — лучшая роль актера в последнее десятилетие его жизни).
Но Плотников не был бы выдающимся художником, не обладай он страстным гражданским темпераментом, не стремись узнать, понять и раскрыть характер своего современника. Так появились среди его персонажей образы, отмеченные необыкновенной душевностью и теплотой. Таков был его Сердюк («Иркутская история» А. Н. Арбузова, 1959) внешне сердитый но по существу добрейшей души человек, за плечами которого тяжелый жизненный путь. Таковыми были его мудрые старики: в театре — Камшатов («Коронация» Л. Зорина, 1969), в кино — Синцов («Девять дней одного года» режиссера М. И. Ромма, 1962) и Ниточкин («Твой современник» режиссера Ю. М. Райзмана, 1968). Раскрывая характеры этих своих персонажей, артист пытался философски осмыслить нравственную природу их глубочайшей человечности. Ничто человечье было им не чуждо, они были достоверны во всех своих проявлениях и заразительны в своем воинственном вызове судьбе, отмерившей им слишком малый жизненный срок. По существу, эти характеры стали итогом его человеческих раздумий и творческих исканий.
Роли, сыгранные Плотниковым, особенно роли последних лет отмечены не только точным идейным решением и безошибочно точно найденным внешним рисунком, они являли собой ту основу, без которой произведение не могло бы существовать.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика