Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Персона

«Персона» (Persona) Швеция, 1966, 85 мин.
Философская драма.
Одна из лучших и ключевых картин в творчестве Ингмара Бергмана. В ней в сжатой, концентрированной, лаконичной форме выражен весь комплекс идей, внутренних переживаний, навязчивых желаний художника, испытывающего боль и радость собственного существования, враждебность и гармонию окружающего мира. Фильм кажется невероятно загадочным, зашифрованным, усложненным, многозначным, непостижимым.. И одновременно — классически (почти классицистски, согласно «единству места, времени и действия») простым, ясным, строгим до полнейшего самоограничения, законченным по мысли и форме произведением.
В «Персоне» Бергманом отражен период трагического ощущения разрыва между видимым и истинным. Бог или истина видятся лишь «гадательно, сквозь тусклое стекло, как в зеркале, а не лицом к лицу». Герои не способны найти высший смысл, услышать «голос Бога», потому что за явлениями жизни не прозревают ее сущности, не замечают Лица. В «Персоне» истинное как бы поглощается видимым. Личина скрывает лицо. Элизабет Фоглер «растворяет» в себе Альму. Но без души человек ничего не может постичь. Если Элизабет (маска) весь фильм молчала, то Альма (душа) исповедывалась. В конце ленты Элизабет отказывается от молчания, но произносит всего лишь одно слово «ничего». А подавленная ею Альма заключает: «Так есть, так должно быть, в этом выход». Душа и маска вместе образуют персону — знаменитый кадр составлен из половинок двух лиц героинь. И эта персона есть Ничто. А мир персоны — неистинное бытие, видимость, иллюзия.
Кстати, «Персону» можно рассматривать и в иной плоскости — взаимосвязи искусства и жизни. Элизабет Фоглер — актриса, замолчавшая на сцене во время исполнения роли Электры. В клинике она наблюдает за медсестрой Альмой с профессиональной холодностью и бесстрастностью, словно запоминая все, что потом пригодится в игре. Но жизнь (душа) в искусстве (маске) может умереть. Искусство не всегда способно сохранить живое дыхание жизни. Искусство как персона — мертво. И его персонажи — призраки. Не случайно трижды на протяжении картины Ингмар Бергман подчеркивает призрачность и условность искусства, используя кадры с кинопроекционным аппаратом, демонстрирующим «фильм в фильме». Режиссер несколько иронизирует над искусством, когда оно строится на ложных, потерявших смысл символах-стереотипах (гвоздь, забиваемый в ладонь, принесение в жертву агнца и т. п.). Искусство — это видимость по сравнению с жизнью. Конечно, двумя этими трактовками не исчерпать многослойность ленты Бергмана. Она рассчитана на активное сотворчество зрителей, на извлечение смысла, а тем самым — возрождение искусства к жизни из небытия.
Сергей Кудрявцев
Режиссер Ингмар Бергман.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика