;

Пеплум (кино)

Пеплум (лат. peplum, от греч. peplos — в Древней Греции и Древнем Риме женская верхняя одежда без рукавов, надеваемая поверх туники), к этому жанру мировая кинокритика чаще всего причисляет в основном итальянские фильмы, посвященные истории Древнего Рима (иногда исключение делается для лент, использующих древнегреческую мифологию, а также сюжеты из Ветхого Завета).
Родоначальниками «пеплума» в кино являются режиссеры Дж. Пастроне («Кабирия», 1914; «Мауиста», 1919), М. Казерини («Последние дни Помпеи» и «Нерон и Агриппина», 1913), Э. Гуаццони («Брут» и «Агриппина», 1910; «Иерусалим освобожденный», 1911; «Камо грядеши», 1912; «Марк Антоний и Клеопатра», 1913; «Кай Юлий Цезарь», 1914; «Фабиола», 1917; «Мессалина», 1923), К. Галлоне («Последние дни Помпеи», 1926; «Сципион Африканский», 1937). Последний продолжал работать и после войны, в том числе в жанре «пеплума» («Мессалина», 1951; «Карфаген в огне», 1960), так же, как и А. Блазетти («Нерон», 1930; «Железная корона», 1941; «Фабиола», 1948), парадоксально приложивший руку одновременно и к появлению максимально приближенного к реальности течения — неореализма в итальянском кино.
Однако Голливуд за свою историю тоже употребил немало средств и стараний для того, чтобы представить на экране величественные киноспектакли библейско-древнеримской тематики. Знаменитая «Нетерпимость» (1916) Д. Гриффита сделана под явным впечатлением от «Кабирии» Пастроне. Классиком этого жанра стал С. Б. Де Милль, создавший в 20-е годы «Десять заповедей» и «Царь царей», в 30-е — «Крестное знамение» и «Крестовые походы», а уже через два десятилетия вновь повторивший «Десять заповедей» и введший новую моду на «пеплумы по-американски». В числе его последователей — У. УайлерБен-Гур», 1959), С. Кубрик («Спартак»), Дж. Л. Манкевич («Клеопатра», 1963; еще десятилетием ранее он экранизировал «Юлия Цезаря» Шекспира).
Своего рода «золотой век» «пеплума» в Италии относится к 1953—1965. Впрочем, возрождение интереса к «античным киноспектаклям» все же произошло не без влияния и тех американских режиссеров, которые снимали в Италии (М. Ле Рой — «Камо грядеши», 1951; М. Робсон — «Плащаница», 1953; Р. Уайз — «Елена Троянская», 1954; Ж. Турнер — «Битва под Марафоном», 1959; Ф. Борзедж — «Великий рыбарь», 1959, а на съемках «Атлантиды» в 1961 его сменил Э. Улмер; Э. Рэппер — «Иосиф мстит за братьев», 1960, и «Понтий Пилат», 1962; Р. Уолш — «Эсфирь и царь», 1960; Р. Флейшер — «Варавва», 1961; Р. Олдрич — «Содом и Гоморра», 1962; А. Де Тот — «Золото цезарей», 1963; Дж. Хьюстон — «Библия», 1965). Они воспитали целую плеяду учеников и последователей, среди которых в первую очередь надо назвать С. Леоне, М. Баву и Р. Фреду. В стороне не остались другие европейские режиссеры, работавшие в Италии — француз М. Аллегре снял «Возлюбленную Париса» (1954), русский В. Туржанский — картины «Ирод Великий» (1960) и «Королева для цезаря» (1962).
После того, как волна «пеплумов» как в Италии, так и в США постепенно сошла на «нет», она в какой-то степени затронула также и кино бывших социалистических стран, прежде всего Румынию, где были созданы такие этапные картины об античных временах, как «Даки» (1967) Серджиу Николаеску и «Колонна» (1968) Мирчи Дрэгана.
Услугами румынов воспользовался и Роберт Сьодмак, американский режиссер немецкого происхождения, поставивший «Битву за Рим» (1968).
В начале 80-х годов в Италии опять пытались по-своему развить жанр «пеплумов», снимая не только бесчисленные эротические подражания Тинто Брасса («Калигула и Мессалина», «Нерон и Поппея» и т. п.), современные версии о Геркулесе и гладиаторах, но и вполне серьезные исторические произведения — телесериалы (они были выпущены и в киноварианте) «Камо грядеши» (1985) Франко Росси, который еще на рубеже 60—70-х годов снял «Приключения Одиссея» и «Приключения Энея», «Расследование» (1986) Дамиано Дамиани, «От Понтия Пилата» (1988) Луиджи Маньи (до этого он не раз интересовался в своих фильмах минувшими временами, в том числе создав очередную версию «Сципиона Африканского»). А американские кинематографисты вновь обратились к помощи итальянцев во время съемок сериалов «От Рождества Христова», «Последние дни Помпеи», «Авраам» и «Одиссея» российского режиссера Андрея Кончаловского .
Возможно, что нарастающий в мировом кино и в европейском, в частности, новый ажиотаж по отношению к истории распространится и на более давние времена — и «пеплум» возродится из пепла именно в суперзрелищном кинематографе. Но справедливости ради надо сказать, что и в «золотую пору» чисто итальянские «пеплумы» никогда не были особо дорогостоящими и впечатляющими по зрелищности в отличие от американских или совместных работ. Подлинные «пеплумы» за редким исключением все-таки принадлежали к поточному, а не штучному кинопроизводству. И не случайно это явление в итальянском кино 50—60-х годов сопоставляется с такими специфическими направлениями, как, например, «фильмы ужасов Хаммера» в английском кинематографе почти той же эры или с «феноменом Роджера Кормена» в американской киноиндустрии. Ведь, по сути, итальянские «пеплумы», как и их же «спагетти-вестерны», сознательно противопоставлялись по своей эстетике кинопримитива голливудским масштабным боевикам. По сравнению с ними они выглядят так же, как Давид рядом с Голиафом, хотя на этот раз победа была вовсе не на стороне тщедушного храбреца.
Сергей Кудрявцев
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика