;

Мне двадцать лет

«Мне двадцать лет («Застава Ильича»)», СССР, киностудия им. М.Горького, 1964, ч/б, 175 мин.
Когда в книгах и статьях бывших «шестидесятников» заходит речь о «Заставе Ильича», неизменно повторяется тот же мотив: «это был фильм о нас — двадцатилетних .. Все было узнаваемо: переулки, дома, маршруты прогулок героев, квартиры». После трескуче-безжизненного искусства сталинской эпохи «шестидесятники» жаждали Правды; наряду с поэзией и другими художествами картина Хуциева — своими, кинематографическими средствами — удовлетворяла эту жажду. Однако, секрет воздействия фильма до сих пор загадочен. Здесь нет ярких, запоминающихся характеров; герои фильма — трое обычных ребят из рядовых московских семей: один — Славка, недавно женился, у него крохотный сынишка; другой — Колька — острослов и «ходок» по женской части; третий, вероятно, главный из троицы — Сергей, только что вернулся из армии, поступил на завод, собирается в институт на вечернее отделение. Фильм не захватывает драматизмом столкновений между героями — они не конфликтуют, редкие и быстротечные размолвки между ними — не в счет. Иные критики приписывали успех картины самой Москве, снятой оператором Маргаритой Пилихиной проникновенно лирически.
Мягкая, трогательная картина все ж подверглась разносу на самом высоком уровне — 8 марта 1963 года Н. С. Хрущев, выступая перед творческой интеллигенцией, обрушился на «Заставу...» с резкими нападками. Особый гнев Первого секретаря вызвала финальная сцена, где Сергей разговаривает с погибшим на войне, привидевшимся ему отцом. На мучающий юношу вопрос: «как жить?», чтобы не превратиться в безликую «человеко-единицу», отец не дает ответа, говоря, что 23-летний сын старше его на два года и должен сам решать. Хрущеву почудился тут пугавший партийное руководство «конфликт поколений»; картину вернули на доработку, потребовали исправлений и переделок. Она вышла на экраны лишь в 1965 году, после отстранения Хрущева, в искалеченном виде и под новым названием: «Мне двадцать лет». В новой версии отец произносил прочувствованную речь, требуя, чтобы сын всегда держал совесть в чистоте. Странно преобразилась и одна из ключевых сцен, в которой Сергей вместе со своей девушкой слушал поэтов, выступавших на популярных тогда вечерах в Политехническом музее. Стихи звучат и в переделанной картине, кадры же с поэтами нещадно вырезаны — получалось, что вид поэтов более крамолен, чем их слова. Фильм, даже будучи переработан, удостоился высокой чести — получил специальную премию жюри на Венецианском фестивале. В годы перестройки ему вернули первоначальный вид; в Доме кинематографистов состоялась его подлинная премьера.
Режиссер: Марлен Хуциев.
Художник-постановщик: И. Захарова.
Звукорежиссер: Александр Избуцкий.
Монтаж: Б. Погребинская, Р. Скорецкая, Н. Карлова.
Специальная премия жюри фильму (поделил с фильмом «Симеон-пустынник» Луиса Бунюэля), а также премия журнала «Чинема нуово» исполнителю главной роли (В.Попов) МКФ в Венеции-65; "Золотая пластина» МКФ в Риме-65.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика