Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Мизери

«Мизери» (Misery) США, 1990, 104 мин.
Триллер, фильм ужасов.
Пол Шелдон, автор популярных душещипательных сочинений о девушке Мизери, заканчивает в отеле в горах Колорадо очередной роман, в котором решает разделаться со своей героиней. Направившись с рукописью в Нью-Йорк к своему литературному агенту, Шелдон попадает во время снежной бури в автокатастрофу. Его спасает некая Энни Уилкс, живущая в уединенном доме по соседству. Ее странное поведение можно отнести на счет экстравагантности фанатически любящей романы о Мизери скучающей домохозяйки, которая к тому же шокирована смертельным исходом незабвенной героини. Но опытный глаз писателя замечает такие детали, которые свидетельствуют о том, что Энни Уилкс — совсем не та простушка, чье сознание затуманено лишь литературной фантазией. Жизнь Пола Шелдона оказывается под угрозой в тот момент, когда все считают его бесследно исчезнувшим, и писатель должен включиться в своеобразную игру, чтобы попытаться спастись и выжить в непредсказуемой ситуации.
Режиссер Роб Райнер во второй раз обращается к прозе модного и часто экранизируемого писателя Стивена Кинга. В картине «Будь со мной» он привлек зрителей тонким сочетанием забавных и драматических сцен из жизни малолетних искателей приключений и грустной интонацией о потере друзей и связи с детством. В «Мизери» перед нами вновь предстает нетрадиционный Кинг, на самом деле не укладывающийся в тесные рамки «ужасных», «страшных», мистических историй. Редкостный талант создания напряженной, захватывающей, пугающей интриги буквально из ничего, на пустом месте, на фоне бытовых подробностей провинциальной жизни малой Америки сопряжен у Стивена Кинга со способностью к немалой иронии, комически-абсурдному переосмыслению не поддающихся разгадке случаев из обыденной действительности. Мир писателя многомерен и многослоен, находится на зыбкой грани между реальным и ирреальным, правдой и вымыслом. Вот почему удачными в большей степени являются экранизации, в которых соблюдена и точно прочувствована неоднозначность, амбивалентность загадочных, леденящих душу повествований, которые имеют в основе вроде бы объяснимую с житейской точки зрения, приземленную природу («Кэрри», «Сияние»). Или те ленты, режиссеры которых подчеркивают заложенную в рассказах Кинга несерьезную, комедийную трактовку в духе «черного юмора» или «театра абсурда» («Кристина», две первые новеллы в « Кошачьем глазе» ).
Подобно тому, как Стенли Кубрик довел в «Сиянии» конфликт мистического и бытового до философского обобщения, до логического предела, доказав условность и призрачность границ между ними, так и Роб Райнер в «Мизери» добивается впечатляющего эффекта в разрушении рамок между фикцией и реальностью, воображением художника и подлинной жизнью. Все меняется местами, перевертывается, становится абсурдом.
Горе-писатель, попавший в плен читательницы-почитательницы, превращается в марионетку наравне со своей несчастной героиней Мизери и может погибнуть от рук новоявленного демиурга. А остроумный финал окончательно утверждает, что удачливому Полу Шелдону (нет ли тут намека на процветающего романиста Сиднея Шелдона, автора детективов и «мыльно-оперных» сочинений?!) вряд ли суждено избавиться от зависимости на творческом поприще. «Вечному пленнику» доходной литературы будет легче расправляться с надоевшими персонами из настоящей, а не придуманной им самим действительности.
Любопытно, что и иронически-интеллектуальная притча Райнера, и «Сияние», явно непростая, не рассчитанная на широкого зрителя философская вариация на темы «готического романа» о переселении душ, одинаково имели коммерческий успех. Эти фильмы похожи не только внешне (замкнутое пространство в зимнем пейзаже Колорадо), но даже чуть-чуть сюжетно (мотив «безумца» и «жертвы»). Представляя разные грани творчества Стивена Кинга, они оба подтверждают «высокое происхождение» замыслов этого писателя, который все-таки ближе к романтической литературной традиции прошлого, нежели к «однодневным опусам» создателей «бульварного чтива».
Великолепная игра актеров — Джеймса Каана и Кэти Бейтс (она получила премию «Оскар» за лучшую женскую роль), искусно притворяющихся в разных ипостасях своих героев, — позволяет получить еще большее удовольствие от разыгранного «фарса смерти». В нем все трагично и одновременно смешно: заглавное имя, помимо злополучной героини романов, носит забавная домашняя хрюшка с незабываемым подобием улыбки на своем рыле.
Сергей Кудрявцев
В ролях: Джеймс Каан, Кэти Бейтс, Лорин Бэколл, Ричард Фарнсуорт, Фрэнсис Стерхаген.
Режиссер Роб Райнер.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика