;

Маковский Сергей Константинович

Мако́вский Сергей Константинович (15 (27) августа 1877, Петербург — 13 мая 1962, Париж) — россйиский искуствовед, художественный критик, поэт, издатель; сын К.Е. Маковского. В искусствоведческих работах С.К Маковский отрицал мертвенность академизма и ультрановаторские течения авангардизма («Страницы художественной критики», 1906-1913; «Силуэты русских художников», 1922). Поэтические сборники: «Вечер» (1941), «Год в усадьбе» (1949), «Круг и тени» (1951). Мемуарные книги «Портреты современников» (1955), «На Парнасе «Серебряного века» (1962). В 1909-1917-х годах С.К Маковский был редактором журнала «Аполлон». С 1920 года жил в эмиграции (Прага, Париж).
Сергей Маковский вырос в атмосфере художественного творчества, его сестра Елена Константиновна Лукш-Маковская (1878-1967) стала скульптором, работала в Вене и Германии, оставила мемуары. Сергей учился в Александровском лицее, в гимназии Я.Г. Гуревича, которую окончил в 1896 году. С юности он интересовался искусством, поездки за границу расширяли его кругозор, что дополнялось чтением литературы на нескольких языках и знакомством с деятелями искусства. В доме скрипача Л.С. Ауэра Маковский познакомился с Вл.С. Соловьевым. Осенью 1895 года они вместе отдыхали в санатории Рауха в Финляндии. В 1895 году Маковский познакомился с одним из первых русских символистов А.М. Добролюбовым, приятельствовал с Ив. Коневским (И.И. Ореусом), рано погибшим поэтом-символистом. Несмотря на гуманитарные интересы, Маковский учился на физико-математическом факультете Петербургского университета, который окончил в 1900 году, вольнослушателем также посещал лекции на юридическом факультете.
Некоторое время Маковский состоял на государственной службе. Деятельность критика он начал статьей в журнале «Мир божий» «В.М. Васнецов и Владимирский собор» (1898). С осени того же года участвовал в собраниях «Мира искусства». В 1905 году стал одним из организаторов издательства «Содружество», в 1907 был среди основателей журнала «Старые годы». В 1908 руководил русским отделом выставки этого журнала, в 1909 устроил большую выставку «Салон», в 1910 организовывал русский отдел на международной выставке в Брюсселе и выставку «Мира искусства» в Париже, в 1912 — выставку «Сто лет французской живописи» в Петербурге, в 1914 редактировал журнал «Русская икона». Вся эта обширная деятельность стала возможной благодаря большой эрудиции, широким связям и активности молодого искусствоведа и поэта.
Первое «Собрание стихов» Маковского (1905) заслужило одобрительные отзывы, в частности В. Я. Брюсова. Однако ослабление лирического начала, сухость и немузыкальность стихов Маковского вызывали раздраженные слова даже у доброжелательных современников. Пристальный интерес к современному русскому и западному искусству, точно и резко сформулированные принципы отвержения искусства «передвижников» и академической живописи конца 19 в., тонкий анализ живописной природы творчества самых различных художников позволили Маковскому стать одним из самых заметных и авторитетных художественных критиков своего времени.
Особенно закрепилась эта репутация в годы издания журнала «Аполлон» (1909-1917), ставшего во многом эталоном для русского журнала о современном искусстве. В его создании проявилась существенная черта Маковского как организатора. С одной стороны, он сумел найти мецената, крупного промышленника М. К. Ушкова, с другой, привлек к созданию концепции нового издания выдающихся деятелей русской литературы: И.Ф. Анненского, Вяч. И. Иванова, М. А. Кузмина, Н. С. Гумилева, М. А. Волошина, А. Л. Волынского, А. Н. Бенуа. Деятельность «Аполлона» не ограничивалось изданием журнала: в редакции устраивались художественные выставки и музыкальные вечера, проходили собрания «Общества ревнителей художественного слова», издавались книги. Литературный отдел журнала, начавшийся как орган символистов, все более и более подпадал под влияние «молодой редакции» (Кузмин, Гумилев, А. Н. Толстой, С. А. Ауслендер), что в конечном счете привело к переориентации на творчество поэтов-акмеистов, заявивших о возникновении своего течения в 1913 также со страниц «Аполлона».
Сдержанность и холодность Маковского в роли редактора заставляли современников относиться к нему критически. Среди его прозвищ было не только снисходительное французское «папа Maко», но и презрительное «моль в перчатках». Повредила репутации Маковского как знатока поэзии история Черубины де Габриак: в 1909 начинающая поэтесса Е.И. Дмитриева послала в «Аполлон» свои стихи, которые Маковский отверг; затем через Волошина Дмитриева передала ему другие свои стихи, подписанные вымышленным именем «Черубина де Габриак», Маковский посчитал их шедеврами новой женской поэзии, а их таинственную сочинительницу — красавицей, в которую немедленно влюбился. Раскрытие мистификации было болезненным как для Маковского, так и для Дмитриевой.
После революции 1917 Маковский с женой (с 1910 был женат на М. Э. Рындиной, первой жене В. Ф. Ходасевича) через Крым уехал в Константинополь. С 1920 жил в Праге, продолжая заниматься искусствоведением (в 1922-1925-х гг. в Праге и Берлине вышли три его книги) и организацией выставок. В 1922 он устроил в Праге большую выставку «Искусство и быт Подкарпатской Руси», для которой около года собирал материалы в деревнях чешского Подкарпатья. С 1921 публиковал стихи и статьи в парижских, берлинских, пражских изданиях. В 1925 перебрался в Париж, в 1926-1932-х гг. являлся членом редакции (секретарем и заведующим литературно-художественным отделом) монархической газеты «Возрождение». В литературной жизни русского Парижа принимал мало участия, что отчасти заменялось активностью в масонских кругах.
С послевоенных времен Маковский — одна из наиболее заметных фигур в русской эмигрантской литературе. Он был председателем парижского «Объединения русских писателей» и редактировал сборники «Встреча» (1945, 2 выпуска). В 1949 в Париже было организовано издательство для выпуска поэтических книг «Рифма», и Маковский стал председателем его редакционной коллегии (до конца 1950-х гг. это издательство считалось самым престижным для поэтов русской диаспоры). Собственные книги стихов успеха не имели.
Известностью в 1950-е и начале 1960-х гг. пользовались литературно-критические статьи Маковского и воспоминания («Портреты современников», «На Парнасе «Серебряного века»). Первую книгу составили воспоминания о детстве, и о встречах со знаменитыми людьми. Облики поэтов, актеров, художников, организаторов художественной жизни, многие из которых были практически забыты в русской эмиграции, были очерчены с большим мастерством и яркой личностной заинтересованностью. Начиная свои описания с 1880-х гг., воссоздавая дух русской художественной жизни того времени, Маковский выдерживает объективный тон, даже говоря о творчестве своего отца, популярного, но не выдающегося художника. От этой широкой панорамы Маковский переходит к более конкретным воспоминаниям об отдельных фигурах, поражавших его воображение. Еще более отчетливо линия на совмещение изображений знаменитых и мало кому известных людей видна во второй книге воспоминаний. Прославленные Вл. Соловьев, Блок, Гиппиус, Гумилев, Бенуа, Мандельштам, Добужинский соседствуют на страницах книг с почти совсем забытыми в то время Комаровским и Коневским, но именно такое соединение позволяет, не делая попыток создания полноценной истории русской культуры, представить ее как совокупность разнородных творческих устремлений, в конце концов слагающихся в целостную картину.
Эти книги остаются в числе наиболее существенных мемуарных свидетельств о культуре 20 в. Лишь в планах осталась третья книга воспоминаний, куда Маковский хотел включить очерки о Гумилеве, Кузмине, Ходасевиче, Рерихе. Из них был завершен и опубликован после смерти автора лишь очерк «Николай Гумилев по личным воспоминаниям», получивший, впрочем, уничижительную оценку А.А. Ахматовой.

Смотри также

Родственники

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика