Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Королев Сергей Павлович

Королёв Сергей Павлович (31 декабря 1906 (12 января 1907), Житомир — 14 января 1966, Москва) — российский ученый-конструктор ракетно-космических систем, действительный член Академии наук СССР (1958, член-корреспондент с 1953), дважды Герой Социалистического Труда (1956, 1961), лауреат Ленинской премии (1957); руководитель советских ракетной и космической программ, основоположник практической космонавтики. Под руководством С.П. Королева в СССР были созданы баллистические и геофизические ракеты, искусственные спутники Земли, ракеты-носители и пилотируемые космические корабли «Восток» и «Восход», на которых впервые в истории были совершены космический полет человека и выход человека в космическое пространство. Ракетно-космические системы, во главе разработки которых стоял Королев, позволили впервые в мире осуществить запуски искусственных спутников Земли и Солнца, полеты автоматических межпланетных станций к Луне, Венере, Марсу, произвести мягкую посадку на поверхность Луны. Под его руководством были созданы искусственные спутники Земли серий «Электрон» и «Молния-1», спутники серии «Космос», межпланетные аппараты серии «Зонд».
Редактировать

Становление конструктора

Сергей Королев родился в семье учителя русской словесности Павла Яковлевича Королева (1877-1929), происходившего из разночинцев, и купеческой дочери Марии Николаевны, урожденной Москаленко (1888-1980). Когда мальчику исполнилось два года, его родители расстались друг с другом, и в дальнейшем Сергей воспитывался в Нежине под Киевом в большой семье деда — купца Николая Яковлевича Москаленко. С 1917 года Сергей жил в Одессе в новой семье матери, которая вышла замуж за Григория Михайловича Баланина. В годы Гражданской войны учебные заведения работали с перебоями, школьное образование Королев получил дома, его мать и отчим был профессиональными учителями. С 1922 года Сергей учился в строительной профессиональной школе, одновременно занимался на различного рода курсах и в кружках. Уже в 1921 году он познакомился с летчиками Одесского гидроотряда и увлекся авиацией. Королев участвовал в авиационной общественной жизни: с 16 лет читал лекции по ликвидации авиационной неграмотности, в возрасте 17 лет выступил с проектом безмоторного самолета К-5, официально защищенного перед компетентной комиссией и рекомендованного к постройке.
В 1924 году Сергей Королев получил диплом об окончании Одесской профессиональной строительной школы и поступил на учебу в Киевский политехнический институт. В 1926 году он перевелся в Московское высшее техническое училище, где помимо учебы занимался планерным спортом, в участвовал в работе аэродинамического кружка, разрабатывал проекты планеров и легких самолетов. В 1927-1930 годах Королев участвовал во Всесоюзных планерных состязаниях в Коктебеле. В 1929 году он представил там свой планер-паритель СК-1 «Коктебель», на котором сам же показал наибольшую продолжительность полета — 4 часа 19 минут. Тогда же, в 1929 году, он посетил в Калуге К.Э. Циолковского, чтобы проконсультироваться по вопросам возможности полета планера на дальние расстояния. Ученый посоветовал молодому энтузиасту обратить внимание на проблему космического полета, подарил свою книгу «Космические ракетные поезда» и порекомендовал обратиться к инженеру Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) Ф.А. Цандеру.
В феврале 1930 года С.П. Королев защитил дипломный проект легкого самолета СК-4 (руководитель проекта А.Н. Туполев). Тогда же, в 1930 году, он окончил Московскую школу летчиков. Легкий самолет СК-4 был построен, но из-за отсутствия надежного легкого авиадвигателя разбился при испытаниях, не успев показать ожидаемой рекордной дальности. Параллельно Королев сконструировал еще один рекордный аппарат — планер СК-3 «Красная звезда», на котором в октябре 1930 года впервые в мире были выполнены петли Нестерова в свободном полете. Сам Королев не смог осуществить этот полет из-за тифа, который дал тяжелое осложнение — временную глухоту и расстройство памяти. После болезни он был вынужден записывать каждый намечаемый шаг, несмотря на то, что до заболевания обладал феноменальной памятью.
После окончания МВТУ С.П. Королев был принят на работу в ЦАГИ, стал старшим инженером по летным испытаниям, занимался первого отечественного автопилота, совершал испытательные полеты вместе с М.М. Громовым. Там же, в ЦАГИ, в сентябре 1930 года Ф.А. Цандер начал программу огневых испытаний своего лабораторного ракетного двигателя ОР-1. Королев увлекся идеей создания ракетного планера и включился в совместную работу с Цандером. В августе 1931 года С.П. Королев женился на своей бывшей однокласснице К.М. Винцентини, ставшей врачом. В 1935 году у них родилась дочь Наталья, но брак оказался неудачным.
В сентябре 1931 года в системе Осоавиахима была создана Группа изучения реактивного движения (ГИРД) во главе с Цандером, в задачи которой входили разработка и испытание экспериментального ракетоплана РП-1 с жидкостным ракетным двигателем (ЖРД) ОР-2. В качестве исходного аппарата Королев предложил использовать бесхвостый планер Б.И. Черановского, который он предварительно всесторонне изучил в полете. В системе Осовиахима группы изучения реактивного движения создавались и в других городах, и московская ГИРД стала называться Центральной группой изучения реактивного движения (ЦГИРД). С.П. Королев возглавил ее научно-технический совет.
ЦГИРД была подключена к решению задач оборонного характера. В марте 1932 года на совещании у начальника вооружений РККА М.Н. Тухачевского Королев сделал доклад о перспективах использования реактивных аппаратов в военном деле. Тухачевский, интересовавшийся техническими новинками, одобрил деятельность ГИРД. Вскоре было решено создать специализированный научно-исследовательский институт по реактивной проблематике. В мае 1932 года С.П. Королев возглавил ГИРД и наладил тесное сотрудничество с ленинградской Газодинамической лабораторией, которой руководил Б.С. Петропавловский. В самой ГИРД ближайшими сотрудниками Королева были М.К. Тихонравов и Ю.А. Победоносцев.
Желая скорее продемонстрировать практический результат, С.П. Королев начал работу над простейшей ракетой на жидком топливе. 17 августа 1933 года первая советская жидкостная ракета ГИРД-09 достигла высоты 400 м. В довоенный период полеты жидкостных ракет кроме СССР удалось осуществить только в США и Германии. Также была разработана жидкостная баллистическая ракета ГИРД-10. В сентябре 1933 года на основе ГИРД и Газодинамической лаборатории был организован Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ). Его директором стал бывший начальник Газодинамической лаборатории И.Т. Клейменов, а заместителем директора по научной части был назначен С.П. Королев. Реактивный институт был подчинен Управлению боеприпасов Наркомата тяжелой промышленности, который, прежде всего, поставил перед новым коллективом задачу создания ракетных снарядов. Финансирование института было на невысоком уровне, тематика научно-исследовательских работ сократилась. Королев, оставшись без поддержки умерших один за другим Цандера и Петропавловского, уже в январе 1934 года был освобожден от занимаемой должности. Многие гирдовцы, вышедшие из авиационной среды, не захотели работать по артиллерийской тематике и ушли из института, но Королев остался, сознавая, что Реактивный институт является единственным научным учреждением, где можно работать над проблемами ракетной техники.
Итоги первых шагов советского ракетостроения С.П. Королев подвел в книге «Ракетный полет в стратосфере» (1934), в которой осветил реальные возможности применения ракет в научных и военных целях. Он также участвовал в работе Стратосферных комитетов Осоавиахима и АвиаВНИТО, выступил с докладами по проблеме полета человека на ракетных аппаратах на Всесоюзных конференциях по изучению стратосферы в 1934 и 1935 годах. С помощью Осоавиахима Королевым был построен тяжелый двухместный планер-паритель СК-9, который успешно прошел летные испытания, включая полет в Коктебель и обратно на буксире за самолетом для участия в планерных состязаниях (1935). Позднее этот планер использовался для опытов с жидкостным реактивным двигателем.
Настойчивость и упорство принесли свои плоды: в начале 1936 года в РНИИ был создан отдел ракетных летательных аппаратов, главным конструктором которого был назначен С.П. Королев. Он с энтузиазмом развернул работу по нескольким направлениям, к 1938 году в его отделе был разработан ряд проектов управляемого ракетного оружия, в частности жидкостной крылатой ракеты 212, баллистической ракеты 204 дальнего действия с гироскопическим управлением, авиационной ракеты 201 для стрельбы по воздушным и наземным целям, зенитной твердотопливной ракеты 217 симметричной и самолетной аэродинамических схем с наведением по световому лучу и радиолучу. Стремясь получить поддержку военного руководства в разработке высотного ракетоплана 218, Королев впервые в мире обосновал концепцию ракетного истребителя-перехватчика, способного за несколько минут достигать большой высоты и атаковать самолеты, прорвавшиеся к защищаемому объекту.
Редактировать

Арест и заключение

Для получения опытных данных планер СК-9 был переоборудован в ракетоплан РП-218-1, огневые испытания которого Королевым проводились, начиная с декабря 1937 года. В мае 1938 года им была разработана программа летных испытаний, которые он намеревался провести лично. Но из-за аварии при испытаниях ракеты 212, получив ранение головы, он попал в больницу, а когда выписался из нее, 27 июня 1938 года был арестован как участник контрреволюционной троцкистской организации внутри РНИИ. Ранее по «делу РНИИ» были арестованы директор института И.Т. Клейменов, его сотрудники Г.Э. Лангемак, В.П. Глушко. Аресты сотрудников Реактивного института были обусловлены гибелью маршала М.Н. Тухачевского, деятельность сотрудников, трудившихся в рамках инициированных им научно-технических проектов, рассматривалась как вредительская. Тем не менее, работа на королевскими проектами продолжилась. В 1939 году были проведены испытания управляемой крылатой ракеты 212, в феврале 1940 года летчик В.П. Федоров совершил на РП-218-1 первый в СССР полет с работающим жидкостным реактивным двигателем, положив начало практическому развитию отечественной реактивной авиации. После этого Наркомат авиационной промышленности рекомендовал продолжить разработку реактивных самолетов другим конструкторам (В.Ф. Болховитинову, А.Г. Костикову), но без участия Королева создание боевого ракетного самолета оказалось невозможным.
В сентябре 1938 года С.П. Королев был приговорен к 10 годам заключения и отправлен для отбытия наказания на Колыму. Тогда же был арестован А.Н. Туполев, перед которым в условиях заключения была поставлена задача создания нового дальнего бомбардировщика. Для этого в рамках НКВД в Москве создавалась закрытое режимное учреждение ЦКБ-29, по сути авиационное конструкторское бюро, работать в котором должны были арестованные авиаконструкторы и инженеры. По ходатайству Туполева в их состав был включен С.П. Королев, которого в марте 1940 года привезли из Колымы в Москву. В ЦКБ-29 Королев занимался разработкой крыла будущего бомбардировщика и, кроме того, выдвинул проект создания для него ракетной аэроторпеды АТ, которая позволяла бы наносить удары, не входя в зону противовоздушной обороны. В декабре 1941 года туполевский бомбардировщик совершил первый успешный полет, и коллектив ЦКБ-29 был эвакуирован в Омск, где было организовано серийное производство самолета, получившего название Ту-2. Этот бомбардировщик успешно применялся на фронтах Великой Отечественной войны.
А С.П. Королев в 1942 году был направлен в Казань в другую специальную тюрьму НКВД — ОКБ-16 при Казанском авиационном заводе. Перед ним была поставлена задача найти применение разработанному В.П. Глушко жидкостному реактивному двигателю с тягой 300 кг. Королев предложил ряд вариантов, из которых был выбран проект авиационной ракетной установки (АРУ), обеспечивающей кратковременное увеличение скорости боевых самолетов. В марте 1943 года началось производство АРУ-1 для пикирующего бомбардировщика Пе-2. 1 октября 1943 года был осуществлен первый полет самолета Пе-2рд с включением ЖРД на 2 минуты, в течение которых скорость полета возрастала на 120 км/час. Бомбардировщики, оснащенные ракетными ускорителями, получали существенные тактико-технические преимущества во время воздушного боя, могли взлетать с более короткой взлетной полосы. Установка получила высокую оценку, в 1944 году С.П. Королев был награжден орденом «Знак Почета» и освобожден из-под ареста.
В дальнейшем он продолжил работу на Казанском авиационном заводе, в ранге заместителя главного конструктора двигателей занимался проблемой оснащения серийных боевых самолетов жидкостными ракетными ускорителями. До конца войны Королев разработал проекты твердотопливных ракет дальнего действия (РДД) — неуправляемой баллистической ракеты Д-1 и управляемой крылатой ракеты Д-2, выдвинул предложения по созданию перспективных жидкостных ракет. Летом 1945 года он был включен в группу советских специалистов, направленных в оккупированную Германию для сбора научно-технической информации. Перед Королевым была поставлена задача изучения материалов по ракетам Фау-2, которыми немцы в конце войны обстреливали Великобританию. Ознакомившись с тем, что осталось от ракетного центра Пенемюнде и подземного завода Нордхаузен, С.П. Королев пришел к выводу, что можно создать отечественные ракеты с существенно лучшими характеристиками.
Редактировать

Создание боевых ракет

В мае 1946 года было принято решение о развитии ракетостроения в СССР, в соответствии с которым в советской оккупационной зоне был создан институт Нордхаузен. К работе в этом институте были привлечены немецкие инженеры-ракетчики. Директором института стал генерал-майор Л.М. Гайдуков, а главным инженером и техническим руководителем — С.П. Королев. На оставшихся производственных мощностях в Германии были собраны несколько ракет дальнего действия Фау-2 (А-4). Параллельно с этой работой Королев готовил предложения по созданию более совершенной ракеты с дальностью полета до 600 км. В августе 1946 года в подмосковном Калининграде (позднее Королев) на базе артиллерийского завода № 88 был создан Научно-исследовательский институт реактивного вооружения (НИИ-88). Его отдел № 3 (ОКБ-1) возглавил С.П. Королев. В 1947 году он познакомился с Ниной Ивановной Котенковой, работавшей в НИИ-88 переводчицей. Вскоре она стала его женой и фактически единственным другом в жизни.
В апреле 1947 года И.В. Сталин дал поручение сделать копию немецкой ракеты силами отечественной промышленности. В октябре 1947 года на полигоне Капустин Яр в Астраханской области были проведены летные испытания ракет А-4, собранных в институтах Нордхаузен и НИИ-88 в основном из трофейных узлов и агрегатов. Уже в 1948 году с гораздо лучшими результатами по надежности и точности попадания были испытаны первые ракеты Р-1 — аналоги А-4, но созданные по отечественной документации и из своих материалов. Ракета Р-1 имела дальность в 300 км и с 1950 года стала поступать на вооружение Советской армии.
Параллельно шла работа над ракетой Р-2 с дальностью 600 км. Ее первые испытания также прошли в 1948 году. Ракета Р-2 имела более удобную для эксплуатации компоновку и отделяющуюся в полете боевую головную часть. Ракетная двигательная установка была доработана с целью увеличения тяги, система автономного управления обладала вдвое большей точностью стрельбы. Ракета Р-2 была сдана на вооружение в 1951 году.
С.П. Королев показал себя незаурядным организатором, сумев скоординировать работу созданного им Совета главных конструкторов (В.П. Бармин — наземный комплекс, В.П. Глушко — жидкостный реактивный двигатель, В.И. Кузнецов, Н.А. Пилюгин, М.С. Рязанский — системы управления), министерства вооружения (Д.Ф. Устинов), военных подразделений (маршал артиллерии М.И. Неделин), коллективов НИИ-4 в Болшеве и полигона Капустин Яр. В 1953 году С.П. Королев был принят в КПСС, но полностью был реабилитирован лишь в 1957 году. На основе конструктивных решений ракеты Р-2 с использованием ее форсированного двигателя была создана одноступенчатая экспериментальная баллистическая ракета Р-3А бесстабилизаторной схемы с дальностью полета 1200 км. Эта ракета оснащалась ядерной боевой частью. Испытания этой первой в мире стратегической ракеты были успешно проведены 2 февраля 1956 года на Семипалатинском полигоне, после которых она была принята на вооружение как ракета Р-5М.
Первые реактивные двигатели работали на быстро испаряющемся жидком кислороде, что было неудобно в боевой эксплуатации. Королев вел поиски путей создания ракет на долго хранящемся жидком топливе на основе стабильных высококипящих компонентов, в частности при использовании в качестве окислителя азотной кислоты с окислами азота. В результате исследований была подтверждена возможность создания таких ракет и выполнен проект баллистической ракеты Р-11 на базе жидкостного реактивного двигателя конструкции А.М. Исаева с дальностью полета 250 км и стартовой массой вдвое меньшей, чем у Р-1, что создало возможность создания мобильных ракетных комплексов.
На основе Р-11 С.П. Королев разработал и сдал на вооружение в 1957 году баллистическую ракету Р-11М с ядерной боевой частью, транспортируемую в заправленном виде на танковом шасси. После модификации она стала поступать на вооружение подводных лодок под обозначением Р-11ФМ. Для нее была разработана новая система управления и прицеливания, обеспечена возможность ведения стрельбы при сильном волнении моря с надводного положения. Дальнейшее развитие ракеты Р-11ФМ было передано в Златоуст, в СКБ-385, которое возглавил конструктор из королевского ОКБ-1 В.П. Макеев. В дальнейшем в Златоусте был создан центр по разработке баллистических ракет морского базирования.
Тогда же С.П. Королев разработал эскизный проект стратегической ракеты Р-12 на долго хранящемся топливе. Эта ракета должно была совместить в себе характеристики ракеты дальнего действия Р-5М и удобство в эксплуатации ракеты Р-11. Этот проект был передан на завод «Южмаш» в Днепропетровск, где было создано конструкторское бюро по стратегическим ракетам во главе с М.К. Янгелем, а королевское ОКБ-1 сконцентрировалось на проблемах создания многоступенчатых ракет, достигающих межконтинентальной дальности. Первая межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) Р-7, уникальная и по конструкции, и по летным характеристикам, при стартовой массе 283 т была способна доставлять на расстояние 8 тысяч км головную часть массой 5,4 т с термоядерным зарядом мощностью 3-5 Мт. Такая ракета в принципе была способна преодолеть земное тяготение и выйти в космическое пространство.
Редактировать

Открытие космической эры

В мае 1954 года после принятия постановления правительства о разработке МБР Р-7, С.П. Королев направил Д.Ф. Устинову докладную записку о возможности и необходимости разработки и запуска с помощью этой ракеты искусственных спутников Земли. В этом документе в кратком виде была намечена дальнейшая программа освоения околоземного космического пространства, включая полеты на Луну. В 1955 году С.П. Королев, М.В. Келдыш, М.К. Тихонравов вновь вышли в правительство с предложением о выведении в космос при помощи ракеты Р-7 искусственного спутника Земли (ИСЗ). Королев не раз направлял в правительственные и академические инстанции предложения о необходимости начать подготовку к космическим полетам, но не получал ответов.
В январе 1956 года ОКБ-1 посетил Н.С. Хрущев и остался довольным ходом работ над стратегическими ракетами. Королев обратился к нему с просьбой разрешить работы по созданию искусственного спутника Земли. Хрущев одобрил эту инициативу при условии, если она не задержит разработку МБР. В августе 1956 года ОКБ-1 вышло из состава НИИ-88 и стало самостоятельной организацией, главным конструктором и директором которой был назначен С.П. Королев. Вскоре было принято решение о создании в 1957-1958 году на базе разрабатываемой баллистической ракеты Р-7 неориентированного искусственного спутника Земли (объект Д) массой до 1400 кг с комплексом научной аппаратуры. Однако С.П. Королев предложил в кратчайшее время достичь практического результата и запустить простейший спутников весом около 50 кг с минимумом приборов, что позволяло опередить США в разрекламированном ими проекте запуска мини-спутников Земли.
Двухступенчатая межконтинентальная ракета Р-7 имела пакетную схему с оригинальными конструктивными решениями, простотой исполнения, высокой надежностью и экономичностью. Эта ракета совершила первый успешный полет в августе 1957 года, а 4 октября 1957 года впервые в истории человечества с ее помощью был запущен искусственный спутник Земли. Преодолев земное тяготение, ракета разогналась до скорости 8 км/с и стала обращаться вокруг Земли как самостоятельное небесное тело, после чего от нее отделился шарообразный спутник, наблюдать и принимать сигналы которого мог весь мир. А уже в ноябре 1957 года был запущен второй спутник с собакой Лайкой на борту. Этот эксперимент доказал, что невесомость несмертельна для живых существ, реальностью становился полет человека в космос.
Параллельно шла работа над двухступенчатой межконтинентальной крылатой ракетой, первая ракетная ступень которой выводила вторую ступень — крылатую ракету — на высоту 23-25 км. Крылатая ступень имела прямоточный воздушно-ракетный двигатель, продолжала полет со скоростью 3 М и наводилась на цель с помощью астронавигационной системы управления. Дальнейшие работы по крылатым ракетам были переданы в конструкторские бюро С.А. Лавочкина и В.М. Мясищева.
Спроектированная с большими запасами грузоподъемности двухступенчатая ракета Р-7 позволила при установке на нее третьей ступени выводить на орбиту полезный груз в 4,6 т, а при установке четвертой ступени выводить на межпланетные траектории полезный груд до 1,2 т. Для этого пришлось решить множество проблем, в частности, разработать способы ориентации и стабилизации аппаратов в космическом пространстве и запуска жидкостных реактивных двигателей в вакууме и невесомости. Благодаря этому были открыты возможности для исследований Луны и планет с помощью автоматических межпланетных станций, запуска спутников на высокоапогейные орбиты (36 тысяч км и более), для создания космических кораблей с большими запасами надежности, обеспечивающими высокую степень безопасности полета человека. После многих удачных стартов с января 1959 года боевая стартовая станция в районе Плесецка Архангельской области, вооруженная четырьмя стационарными установками для пуска МБР Р-7, заступила на боевое дежурство. Вскоре с нее стали запускать модернизированные МБР Р-7А с дальностью полета 12 тысяч км.
12 апреля 1961 года был осуществлен космический полет Ю.А. Гагарина на корабле «Восток». В подготовке этого полета непосредственно участвовали 123 предприятия 32 министерств и ведомств. Большой вклад в его подготовку внесли члены Совета главных конструкторов А.М. Исаев и С.А. Косберг (двигатели), А.Ф. Богомолов (радиотелеметрическая система), С.М. Алексеев (скафандр и системы катапультирования), Г.И. Воронин (системы жизнеобеспечения), Ф.Д. Ткачев (парашютные системы), В.И. Яздовский (медико-биологическое обеспечение полета). В ОКБ-1 ведущими разработчиками ракеты-носителя и космического корабля «Восток» были К.Д. Бушуев, Л.А. Воскресенский, В.П. Мишин, М.К. Тихонравов.
Ю.А. Гагарин на космическом корабле «Восток» сделал только один виток вокруг Земли: никто не знал, как человек будет себя чувствовать в продолжительной невесомости, какие психологические нагрузки будут не него действовать. Вслед за первым полетом Ю.А. Гагарина 6 августа 1961 года Г.С. Титовым на корабле «Восток-2» был совершен второй космический полет, который длился одни сутки. Затем 11-12 августа 1962 года состоялся совместный полет космических кораблей «Восток-3» и «Восток-4», пилотируемых космонавтами А.Н. Николаевым и П.Р. Поповичем. Во время полета между космонавтами была установлена прямая радиосвязь. На следующий год с 14 по 16 июня 1963 года состоялся совместный полет космонавтов В.Ф. Быковского и В.В. Терешковой на космических кораблях «Восток-5» и «Восток-6». За ними с 12 по 13 октября 1964 года в космосе побывал экипаж из трех человек различных специальностей (командир корабля, бортинженер и врач) на многоместном космическом корабле «Восход». 18 марта 1965 года во время полета на корабле «Восход-2» с экипажем из двух человек космонавт А.А. Леонов совершил первый в мире выход в открытый космос в скафандре через шлюзовую камеру.
Несмотря на выдающиеся успехи в области космонавтики и открывшиеся грандиозные перспективы королевское ОКБ продолжало заниматься боевыми ракетами. В начале 1960-х годов С.П. Королев разработал более совершенную компактную двухступенчатую межконтинентальную ракету Р-9, в которой в качестве окислителя использовался переохлажденный жидкий кислород. Ее шахтный вариант Р-9А поступил на вооружение в 1962 году. Однако советские жидкостные межконтинентальные боевые ракеты проигрывали по своим эксплуатационным качествам американским твердотопливным аналогам. Обратившись к этой проблеме, С.П. Королев создал твердотопливную ракету РТ-1, достигшую на испытаниях 1962 года дальности полета в 2,5 тысячи км. В феврале 1966 года была испытана твердотопливная МБР РТ-2, которая была принята на вооружение и использовалась до 1980-х годов. Позднее все отечественные стратегические ракетные комплексы стали оснащаться только твердотопливными ракетами — наследницами королевской МБР РТ-2.
Для обеспечения безотказной работы космической техники С.П. Королевым были приняты беспрецедентные научно-технические, организационно-контрольные, экономические, воспитательные, психологические меры. Все восемь осуществленных при жизни Королева полетов пилотируемых космических кораблей были выполнены успешно, гибели космонавтов удавалось избежать. Под непосредственным руководством С.П. Королева были запущены два простейших спутника, первая космическая научная станция (объект Д), две первых космических системы «Электрон», состоявших каждая из двух спутников-станций, выводимых одной ракетой-носителем на существенно различные орбиты для одновременного исследования радиационной обстановки в разных областях околоземного космоса, первые спутники прикладного хозяйственного и оборонного назначения: спутники связи «Молния-1» и фоторазведчики «Зенит-2». В дальнейшем развитием спутников связи занимался Красноярский филиал ОКБ-1, а развитием фоторазведчиков — Куйбышевский филиал ОКБ-1, которые под руководством заместителей Королева М.Ф. Решетнева и Д.И. Козлова выросли в крупные центры космической промышленности.
С.П. Королев возглавлял работу по запуску пятнадцати первых в мире станций для исследования межпланетного пространства, Луны, Венеры, Марса. В дальнейшем по его инициативе развитие этого направления было переведено на одно из крупнейших оборонных предприятий — Московское авиастроительное научно-производственное объединение имени С.А. Лавочкина, которое в 1965 году возглавил выходец из королевского ОКБ Г.Н. Бабакин. В последние годы жизни ученым-конструктором были разработаны многоцелевой трехместный космический корабль «Союз», корабль для облета Луны Л-1, лунный экспедиционный комплекс Н1-Л3, проекты орбитальной станции «Звезда» и тяжелого межпланетного корабля. Дальнейшее осуществление советской космической программы С.П. Королев планировал на основе сверхтяжелой ракеты-носителя Н-1. Однако закончить работу над этой ракетой Королев не успел, а ее испытания в 1969-1972 годах были свернуты после неудачных запусков.
С.П. Королев скоропостижно скончался после хирургической операции, у него остановилось сердце. Эта смерть стала трагедией, как для отечественной, так и мировой космонавтики, постепенно снизились темпы развития всех космических программ. Выдающиеся организаторские способности и талант большого ученого позволили Королеву на протяжении ряда лет направлять работу многих научно-исследовательских и конструкторских коллективов на решение больших комплексных задач. Имя Королева, присвоено крупнейшему образованию (талассоиду) на обратной стороне Луны, городу в Подмосковье. С.П. Королев похоронен на Красной площади у Кремлевской стены в Москве.
Редактировать

Дополнительная литература

  • Раушенбах Б. В., Тихонравов М. К. Памяти С. П.Королева // Из истории авиации и космонавтики. М., 1966. Вып. 4.
  • Апенченко О. Сергей Королев (Когда им было двадцать). М., 1969.
  • Асташенков П. Т. Академик С. П. Королев. М., 1969.
  • Из истории советской космонавтики: Сб. памяти С. П. Королева. М., 1983.
  • Академик С. П. Королев. Ученый. Инженер. Человек: Творческий портрет по воспоминаниям современников. М., 1986.
  • Ветров Г. С. С. П. Королев в авиации: Идеи. Проекты. Конструкции. М., 1988.
  • Романов Ю. А. П. Королев. М., 1990 (Жизнь замечательных людей).
  • Голованов Я. К. Королев: Факты и мифы. М., 1994.
  • Ракетно-космическая корпорация «Энергия» имени С. П. Королева. М., 1996.
  • Черток Б. Е. Ракеты и люди. М., 1994-1999. Кн. 1-4.
  • Harford J. Korolev. How One Man Masterminded the Soviet Drive to Bear America to the Moon, New York.1997.

Сочинения

  • Легкий самолет дальнего действия // Вестник воздушного флота.1930. № 12.
  • Ракетный полет в стратосфере. М., 1934.
  • Крылатые ракеты и применение их для полета человека // Техника воздушного флота. 1935. № 7; То же. 1990. № 1.
  • О практическом значении научных и технических предложений К. Э. Циолковского в области ракетной техники // Из истории авиации и космонавтики. М., 1966. Вып. 4; Впереди своего века. М., 1970.
  • Избранные труды // Пионеры ракетной техники. Ветчинкин. Глушко. Королев. Тихонравов. М., 1972. С.371-501.
  • Творческое наследие академика Сергея Павловича Королева: Избранные труды и документы. М., 1980.
  • Материалы по истории космического корабля «Восток» М., 1991.
  • С. П. Королев и его дело: Избранные труды и документы. М., 1998.

Смотри также

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика