;

Камерный театр

Ка́мерный теа́тр в Москве, основан в декабре 1914 режиссером А. Я. Таировым, который возглавлял его в течение 35 лет, вплоть до закрытия (1949).
Редактировать

На пороге нового театра

Для Таирова создание экспериментального театра, провозглашавшего яркую театральность, было закономерным шагом. Покинув Свободный театр К. А. Марджанова из-за неудовлетворенности современным состоянием театра, Таиров решив создать свой, не похожий на другие, театр. Он нашел дом братьев Паршиных на Тверском бульваре в Москве и уговорил их переделать его для театра. Позднее Таиров писал, что создание Камерного театра было похоже на волшебную сказку из «Тысячи и одной ночи».
Театр открылся 25 декабря 1917 премьерой «Сакунталы» Калидасы, показав зрителю абсолютно эстетскую, малоизвестную пьесу индийского драматурга.
Этот первый спектакль, как и многие другие, Таиров построил так, что в центр выдвигалась героиня, которую сыграла его будущая жена А. Г. Коонен. Ее актерское дарование и потенциал во многом определили репертуар Камерного театра.
Редактировать

Камерность Камерного театра

В предреволюционный период были поставлены «Фамира-Кифаред» И. Ф. Анненского (1916), «Саломея» О. Уайльда (1917), «Король Арлекин» Р. Лотара (1917), «Ящик с игрушками» К. Дебюсси (1917) и др. Особенно заметным стал спектакль «Фамира-Кифаред», в котором Таиров наиболее законченно реализовал свои эстетические принципы в области сценического оформления и актерской игры.
В Камерном театре не звучали современные темы, он уводил зрителя в далекое прошлое или вымышленную реальность. Неслучайно было и увлечение пантомимой, в которой наиболее чисто звучала театральная форма, не отягощенная содержанием и «серыми буднями».
В начале 1917 из-за финансовых проблем и конфликта с братьями Паршиными Камерный театр был закрыт, но не распался и в новом сезоне открылся в другом здании. Лишь после 1917 театр вновь вернулся на Тверской бульвар.
Редактировать

Взлеты и неудачи

Однако Камерному театру «шершавый язык плаката» оказался чужд. Идеи «Театрального Октября», выдвинутые Вс. Э. Мейерхольдом после пролетарской революции, не были восприняты Таировым. Камерный театр входил в то большинство старых театров, которые не желали рвать со своим дооктябрьским творческим наследием.
В самые тяжелые годы Гражданской войны Таиров поставил мелодраму Э. Скриба и Г. Легуве «Адриенна Лекуврер» (1919) и феерическую комедию «Принцесса Брамбилла» по Э.-Т. А. Гофману (1920), в которых с блеском проявилось его возросшее мастерство.
В 1922 Таиров, завершая линию художественных поисков в области формы, осуществил великолепную постановку «Федры» Ж. Расина. Он ставит «Федру» так, как не ставил ее никто, приблизив к канонам древнегреческой трагедии в духе Еврипида.
Другой спектакль Таирова — «Жирофле-Жирофля» Ш. Лекока (1922) — стал одним из самых любимых в Москве спектаклей. Его задор и свежесть отвечали настроению публики, которая устала от тягот войны.
В 1923 Камерный театр отправился на гастроли во Францию и Германию. Заграничные гастроли, рассчитанные на пять недель, вылились в семимесячное турне, причиной которого явился грандиозный успех. Спектакли театра, особенно «Федра», раскололи театральный мир Парижа, а в Германии создали Таирову славу лидера театральной революции. Правда, гастрольный фурор никак не отразился на финансовой стороне дела — театр по возвращении в Москву оказался банкротом. Финансовый кризис усугубился кризисом творческим.
В декабре 1923 состоялась премьера таировского спектакля «Человек, который был четвергом» по Г. К. Честертону. Надежды, которые возлагал режиссер на эту постановку, не оправдались: спектакль, пронизанный урбанистическим духом эпохи и созданный по новейшей конструктивистской моде, так и не стал событием. Другие постановки 1920-х гг. («Гроза» А. Н. Островского, 1924, и «Кукироль» П. Г. Антокольского, 1925), также не вывели театр из кризиса.
Редактировать

Снова в лидерах

В декабре 1924 с размахом праздновалось десятилетие театра. Таирову и Коонен были присвоены почетные звания заслуженных артистов. Но свой юбилей Камерный встречал не в лучшей форме. Необходимо было менять художественные ориентиры театра в направлении сближения с современностью. На смену эстетским концепциям имажинистского и конструктивистского спектакля в Камерном театре сформировалась концепция «структурного реализма», воплощенная в трилогии пьес Ю. О'Нила: «Косматая обезьяна» (1926), «Любовь под вязами» (1927), «Негр» (1929). Таиров был первым режиссером, сумевшим оценить «умение писателя проникать в темные глубины подсознания современных людей». До сих пор таировские постановки считаются лучшим воплощением пьес О'Нила в России.
К концу 1920-х гг. Камерный театр становится одним из лидеров не только русского, но и мирового театра. На выставке в Париже в 1925 театр завоевал Большой приз, макеты театра заслужили высокую оценку на международных театральных выставках в Нью-Йорке (1926), Милане (1927) и Магдебурге (1927). В 1925 в Кельнском университете был установлен бюст Таирова как признание его вклада в развитие театра.
Несмотря на то что Коонен была несомненным премьером Камерного театра, он все-таки не был театром одной, пусть и гениальной актрисы. В разные годы на его сцену выходили такие мастера, как: И. Аркадин, П. П. Гайдебуров, М. И. Жаров, В. В. Кенигсон, Л. Лукьянова, Е. Уварова, Л. Фенин, Б. Фердинандов, Н. Церетели, С. Ценин, Н. Чаплыгина, В. Шершеневич, К. Эггерт. Незабываемыми останутся образы Тезея в исполнении Эггерта («Федра»), Ипполита и Ибена — Церетели («Федра», «Любовь под вязами»), кочегара Янки — Ценина («Косматая обезьяна»), Алексея — Жарова («Оптимистическая трагедия»).
Успех театра был во многом связан с привлечением талантливых художников для создания декораций: С. Ю. Судейкина, В. А. Симова, Г. Б. Якулова, Б. А. Фердинандова, А. А. Экстер, А. А. Веснина, братьев Стенбергов, В. Ф. Рындина и др. Каждое имя знаменовало собой шаг в неизведанное, но Таиров смело шел на эксперименты.
Редактировать

Положение осложняется

В конце 1920-х гг. политика официальных властей в отношении искусства начала меняться, это проявилось в ужесточении административного воздействия на театры. К десятилетнему юбилею революции в театре должны были показать «Заговор равных» М. Левидова о событиях Великой французской революции. Однако спектакль был запрещен к показу по постановлению Политбюро.
Сразу после премьер были запрещены «Багровый остров» М. А. Булгакова (1928), «Наталья Тарпова» (1929). Тем не менее в 1930-е гг. театр продолжал активную работу. Лучшие спектакли этого периода: «Опера нищих» («Трехгрошевая опера») Б. БрехтаК. Вейля (1930), «Оптимистическая трагедия» Вс. Вишневского (1933), «Египетские ночи» Пушкина—Шекспира (1935), «Модам Бовари» по Г. Флоберу (1940).
В конце 1930-х гг. театр снова «не угодил» постановкой комической оперы А. П. Бородина «Богатыри» по либретто Д. Бедного (1936). Официальной критикой спектакль был назван глумлением над русской историей и снят.
Редактировать

Трагический финал

После войны театр оказался в очень сложном положении, коллективу с такой эстетической программой, ориентацией на западных драматургов, крайне сложно было выжить в условиях кампании «борьбы с космополитизмом». Многие замыслы так и не удалось реализовать: в 1948 был снят после генеральной репетиции «Веер леди Уиндмиер» О. Уайльда. Снизился художественный уровень спектаклей, посещаемость упала. Последним по-настоящему таировским спектаклем стал «Старик» М. Горького (1946).
В мае 1949 вышло постановление Комитета по делам искусств об отсутствии связи Камерного театра с современностью, и театр был расформирован (вместо него, в том же здании открылся Драматический театр им. А. С. Пушкина). Таиров был отстранен от занимаемой должности главного режиссера, что в значительной степени способствовало его трагической гибели в психиатрической больнице весной 1950.
Камерный театр стал одним из самых ярких экспериментаторских проектов, оказавших значительное влияние на развитие русского и мирового театра. Спустя годы после его закрытия были написаны десятки статей и книг, посвященных Таирову и его театру. Запоздалое прозрение вылилось в объективную оценку вклада Камерного театра в сценическое искусство.
Редактировать

Дополнительная литература

  • Камерный театр: Статьи, заметки, воспоминания. М., 1934.
  • Таиров А. Я. Записки режиссера: Статьи. Беседы. Речи. М., 1970.
  • Головашенко Ю. Режиссерское искусство Таирова. М., 1970.
  • Коонен А. Г. Страницы жизни. М., 1975.
  • Советский театр: Документы и материалы. Русский советский театр 1917-1932. Л., 1975-79. Т. 1-3.
  • Последний луч трагической зари: Дискуссии о трагедийности искусства в 1920-30-х гг. // Вопросы истории. 1993. № 4. С. 27-53.
  • Рудницкий К. Структурный реализм Александра Таирова (1920-е годы) // Мир искусства. М., 1995. С. 42-78.

Смотри также

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика