Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Евтушенко Евгений Александрович

Евтуше́нко Евгений Александрович (18 июля 1932, Нижнеудинск, Иркутская область — 1 апреля 2017, Талса, Оклахома, США) — советский и русский писатель, поэт, общественный деятель. Лауреат Государственной премии СССР (1984). Лауреат Государственной премии России (2010). Автор лирических стихотворений, в которых затронуты нравственные и исторические вопросы, проблемы морали, гражданственности, международной политики. Почетный член Российской академии художеств.
Евгений Евтушенко стал кумиром любителей поэзии во время «оттепели» 1950-х годов и сохраняет творческую активность до сих пор, оставаясь самым, пожалуй, известным поэтом современной России. Значительную часть его громадного поэтического наследия составляют стихи-репортажи и стихи-декларации, зарифмованная публицистика, давно утратившая актуальность. В то же время Евтушенко — мастер любовной лирики, стихотворной исповеди, точнейшего психологического портрета. Его активная политическая позиция неизменно отражается в стихах и вызывает споры в обществе; многократно его обвиняли в угодничестве перед властью и напротив — в антигосударственных и антипатриотических настроениях. Последние два десятилетия поэт большую часть времени проводит вне России, острота полемики вокруг него заметно снизилась, но его творчество по-прежнему вызывает интерес.
Редактировать

Начало пути

Евгений Евтушенко родился 18 июля 1932 года в городе Нижнеудинске Иркутской области. Долгое время его дата рождения переносилась на год вперед, а местом рождения считалась близлежащая станция (ныне город) Зима, где работали тогда родители поэта — геологи Александр Рудольфович Гангнус (1910–1976) и Зинаида Ермолаевна Евтушенко (1910–2002). Автором мистификации был сам поэт, видевший в месте рождения свою особую связь с «зимней» сутью Сибири и всей России:
«Откуда родом я? Я с некой / сибирской станции Зима...»
Первоначально он носил фамилию отца, прибалтийского немца (сам Евтушенко много лет называл его латышом), но в годы войны сменил ее на украинско-белорусскую фамилию матери, не внушавшую подозрений во «вражеском» происхождении.
Через год после рождения Евтушенко уехал с родителями в Москву и поселился на Четвертой Мещанской, в доме деда — математика Рудольфа Гангнуса, позже арестованного как «латышский шпион». Свои первые стихи Женя написал в семь лет (они сохранились и опубликованы в недавно вышедшем восьмитомном собрании сочинений). Родители, а потом и школьные учителя всячески поощряли его поэтические опыты, знакомили с книгами и произведениями искусства. Когда ему было пять лет, отец ушел к другой женщине, но продолжал проводить много времени с сыном:
«Отец часами мог рассказывать мне, еще несмышленому ребенку, и о падении Вавилона, и об испанской инквизиции, и о войне Алой и Белой роз, и о Вильгельме Оранском... Благодаря отцу я уже в 6 лет научился читать и писать, залпом читал без разбора Дюма, Флобера, Боккаччо, Сервантеса и Уэллса. В моей голове был невообразимый винегрет. Я жил в иллюзорном мире, не замечал никого и ничего вокруг...»
Зинаида Ермолаевна, тоже вступившая в новый брак, не препятствовала встречам Евгения с отцом. Она сменила профессию, окончив музыкальное училище и став солисткой Московского театра имени К. С. Станиславского. В ее доме будущий поэт встречался с известными певцами и артистами, усвоил уроки эстрадного мастерства, пригодившиеся ему во время выступлений. После начала войны она с сыном снова уехала на станцию Зима, где выступала с концертами перед ранеными, а позже заведовала Домом культуры железнодорожников. В июле 1944 года семья вернулась в Москву, откуда мать периодически выезжала на фронт с концертной бригадой театра, оставляя сына на попечение бабушки Марии Иосифовны.
Евгений с восторгом окунулся в послевоенную культурную жизнь столицы, посещая спектакли и вечера поэзии. В 14 лет он начал заниматься в поэтической студии Дома пионеров, а год спустя пришел на курсы издательства «Молодая гвардия» — тогдашней «кузницы» юных литераторов. В то время поэту полагалась трудовая (или военная) биография, и после восьмого класса Евтушенко оставил школу и отправился с отцом в геологическую экспедицию в Казахстан. В июне 1949 года в газете «Советский спорт» появилась первая его публикация — стихотворение «Два спорта».
Его друг, журналист Лев Филатов, организовавший эту публикацию, писал:
«Пятнадцатилетним юнцом, рано вымахавшим и худющим, в белой рубашечке и мятых брючках, толкнулся Женя Евтушенко в двери редакции "Советского спорта". Почему не в другие двери? Все просто — спортивные увлечения были в распорядке его мальчишеской жизни: сам поигрывал, Синявского слушал, на стадион "Динамо" безбилетником проникал».
В 1952 году в издательстве «Советский писатель» вышла его первая книга «Разведчики грядущего», написанная в духе времени — с восхвалениями Сталина и обличением «поджигателей войны» (позже автор назвал ее «ходульно-романтической»). Тогда же были написаны не вошедшие в книгу стихотворения «Вагон» и «Перед встречей», которые сам Евтушенко назвал «началом серьезной работы» в литературе. В августе того же года поэт был принят в Литературный институт имени А. М. Горького, а чуть позже — в Союз писателей СССР, став самым молодым его членом. В годы учебы он сдружился с поэтами В. Соколовым, Р. Рождественским, Б. Ахмадулиной, прозаиком Ю. Казаковым, драматургом М. Рощиным: «Мы зачитывали друг друга стихами собственными и чужими, вместе выступали. Все мы, кроме Соколова, писали еще плохо, но, боясь сурового мнения товарищей, подтягивались, соревновались. Так я, оказавшийся в Литинституте уже широко печатаемым в газетах… постепенно начинал вылечиваться от газетщины».
Редактировать

«Шестидесантник»

Евтушенко Евгений Александрович (Шестидесантник)
«Шестидесантник: мемуарная проза»
Большое влияние на творчество Евтушенко и его товарищей оказало разоблачение культа личности Сталина на ХХ съезде КПСС в 1956 году. В том же году вышел третий сборник поэта «Шоссе энтузиастов», который вместе с четвертым, «Обещание» (1957), сделал его выразителем интересов и стремлений «поколения оттепели», которое позже стали называть «шестидесятниками». Его программное стихотворение того периода недаром получило название «Пролог»:
Я разный -
я натруженный и праздный.
Я целе-
и нецелесообразный.
Я весь несовместимый,
неудобный,
застенчивый и наглый,
злой и добрый…
В этом и других стихотворениях Евтушенко выдвигает немыслимое для того времени требование политической и культурной открытости:
Границы мне мешают…
Мне неловко
не знать Буэнос-Айреса, Нью-Йорка.
Хочу шататься сколько надо Лондоном,
со всеми говорить –
пускай на ломаном.
Мальчишкой,
на автобусе повисшим,
хочу проехать утренним Парижем!
Стихи того периода полны энтузиазма, ярких красок, жадности к новым впечатлениям, в них к гражданским все сильнее примешиваются лирические мотивы. Во многом это объясняется личными обстоятельствами: в 1957 году Евтушенко женился на своей соученице Белле Ахмадулиной, молодой, но уже популярной поэтессе: «Мы часто ссорились, но быстро и мирились. Мы любили и друг друга и стихи друг друга… Взявшись за руки, мы часами бродили по Москве, и я забегал вперед и заглядывал в ее бахчисарайские глаза, потому что сбоку была видна только одна щека, только один глаз, а мне не хотелось потерять глазами ни кусочка любимого и потому самого прекрасного в мире лица». Его тогдашняя любовная лирика была неслыханно смелой для советской поэзии, вызывая обвинения в пошлости. Особенную ярость пуристов встретило стихотворение «А что потом?» с упоминанием «расстеленной постели»:
В твоих глазах — насмешливость,
И в них приказ — не смешивать
Тебя сейчас с той самою
Раздетою и слабою.
Но это — дело зряшное.
Ты для меня вчерашняя,
Стыдящаяся, жалкая,
Как в лихорадке, жаркая…
В том же 1957 году поэта исключили из Литературного института за его поддержку «крамольного» романа В. Дудинцева «Не хлебом единым». Но времена менялись: то, что прежде стало бы концом карьеры, привело к новому росту популярности. Поэтические вечера Евтушенко привлекали все больше слушателей, его публикации в журналах и газетах выходили одна а другой. Позже он с коллегами-шестидесятниками регулярно выступал на знаменитых вечерах поэзии в Политехническом музее. Он выступал и в роли переводчика, выпустив ряд книг с переводами грузинских, азербайджанских, бурятских поэтов. В 1960 году он впервые выехал за границу, посетив сразу несколько стран, в том числе США, Францию и Англию. Популярность привлекала к нему повышенное внимание, в том числе женское, результатом че-го было его расставание с Б. Ахмадулиной. В 1961 году его новой женой стала 28-летняя Галина Сокол, бывшая супруга поэта Михаила Луконина.
Евтушенко по-прежнему оставался на острие идейно-политических споров, что подтвердило опубликованное 19 сентября 1961 года в «Литературной газете» стихотворение «Бабий Яр». Оно подняло «неудобный» в то время еврейский вопрос, напомнив о существовании антисемитизма в советском обществе. Из-за этого поэт подвергся нападкам консервативных кругов, однако отношение власти к нему оставалось благожелательным. Поездка Евтушенко на Кубу во многом помогла налаживанию связей СССР с режимом Ф. Кастро. В следующем году поэт обратился к Н.С. Хрущеву с письмом по поводу запрещения публикации стихотворения «Наследники Сталина», посвященного выносу тела вождя из Мазволея. По распоряжению Хрущева 21 октября стихотворение было напечатано в «Правде». Вскоре композитор Д.Д. Шостакович создал 13-ю симфонию на основе стихотворения «Бабий Яр». На стихи Евтушенко сочинялись и популярные песни, из которых самой известной стала «Хотят ли русские войны?» на музыку Э. Колмановского.
К тому времени углубление преобразований в обществе, к которому призывали «шестидесятники», стало всерьез угрожать идеологической монополии КПСС. Сознавая это, партийные руководители решили «закрутить гайки» в культурной политике. Одной из мишеней был выбран Евтушенко, вызывавший все большее недовольство своей слишком независимой позицией. После его поездки во Францию в начале 1963 года в парижском журнале «Экспресс» вышла его «Автобиография», подвергнутая осуждению в советской прессе и на заседании Союза писателей. В марте того же года Евтушенко вместе с А. Вознесенским и В. Аксеновым стал главным адресатом критики Н.С. Хрущева на его встрече с писателями в Кремле. После этого в печати развернулась кампания травли поэта, в разных городах проводились партийные собрания с его осуждением, распространялись слухи о его аресте и даже самоубийстве. В этих условиях поэт по предложению Ю. Казакова отправился на Север, а затем в родную Сибирь, чтобы «воспеть человека труда». Результатом стало создание ряда стихотворных циклов и поэмы «Братская ГЭС», прославляющей социалистическое преобразование России.
В 1964 году возобновились творческие вечера Евтушенко, был выпущен снятый по его сценарию художественный фильм «Я — Куба» (режиссеры М. Калатозов и С. Урусевский), за рубежом вышли первые сборники его стихов. Однако недоверие к нему в официальной среде сохранялось — был, например, запрещен задуманный его другом Ю. Гагариным вечер поэта в Звездном городке. В следующем году поэма «Братская ГЭС» подверглась унизительному обсуждению на пленуме ЦК КПСС; партийные функционеры внесли в текст более 400 поправок. Автор был вынужден одобрить часть из них, после чего поэма получила Ленинскую премию. Ее открыли строки, ставшие знаменитыми: «Поэт в России — больше, чем поэт».
Редактировать

Поэзия на эстраде

Наступившая после смещения Н.С. Хрущева «эпоха застоя» привела к усилению цензуры и недопущению любой критики официального курса. В этих условиях многие «шестидесятники» перешли от открытых гражданских выступлений к лирике и историческим экскурсам. Евтушенко с его темпераментом и стилем публициста избрал иной путь, сосредоточившись на международных событиях. Много лет объектом его критики оставались американский империализм, китайский «ревизионизм», гонка вооружений. Поездки во Вьетнам, на Кубу, в Африку привели к появлению стихов о национально-освободительной борьбе этих стран. На свержение правительства Народного единства в Чили в сентябре 1973 года поэт откликнулся стихами, гневно осуждавшими зачинщиков переворота, а потом и поэмой «Голубь в Сантьяго».
В то же время Евтушенко по-прежнему допускал фрондерские выступления и высказывания, неизменно встречавшие отклик в западной прессе. В 1966 году он подписал письмо в ЦК КПСС с протестом против суда над писателями А. Синявским и Ю. Даниэлем. В 1968 году выступил против травли А. Солженицына в официальной прессе. В августе того же года вторжение армий Варшавского договора в Чехословакию, прервавшее построение там «социализма с человеческим лицом», вызвало смятение и негодование у многих представителей «поколения оттепели», включая Евтушенко. Узнав о военной операции, он отправил телеграмму протеста в ЦК и огласил свою позицию в интервью зарубежным журналистам. Его стихотворение «Танки идут по Праге» распространялось в списках:
Танки идут по Праге
в закатной крови рассвета.
Танки идут по правде,
которая не газета.
Танки идут по соблазнам
жить не во власти штампов.
Танки идут по солдатам,
сидящим внутри этих танков…
События в Чехословакии вызвали у поэта, искренне верившего в возможность «улучшения» социалистического строя, глубокий внутренний кризис. К. Чуковский писал в дневнике: «Я видел в "Times" статью Харти о неизбрании Евтушенко в Оксфорд и решил отвезти ему вырезку. Мимо проезжал милиционер в мотоцикле, подвез. "Евтушенко болен", — сказала нянька. Оказалось, он три дня был в Москве и три дня пил без конца. "Пропил все деньги на магнитофон", — сокрушается он. Стыдно показать глаза жене». Кризис сопровождался новым охлаждением в отношениях с властью: двенадцать писателей консервативного толка написали письмо Л.И. Брежневу с требованием выслать Евтушенко из СССР. Был остановлен выход сборника стихов, прекращены съемки фильма Э. Рязанова, в котором поэт должен был играть роль Сирано де Бержерака. Однако дальнейших репрессий не последовало: Евтушенко был нужен «верхам» как посредник в отношениях с советской интеллигенцией и либералами Запада. В 1969 году вышел его новый сборник «Идут белые снеги», в котором лирика привычно соединена с публицистикой:
Идут белые снеги,
как во все времена,
как при Пушкине, Стеньке
и как после меня…
Быть бессмертным не в силе,
но надежда моя:
если будет Россия,
значит, буду и я.
В 1970 году к столетию В.И. Ленина Евтушенко написал поэму «Казанский университет», в которой попытался создать «человечный» образ вождя, противопоставляя его наследникам-догматикам. Выступая на V съезде писателей СССР в июле 1971 года, он говорил: «Мы — дети XX съезда, раз и навсегда осудившего культ личности и практику отношения к человеку как к винтику». В то же время он по-прежнему сохранял приверженность советской идеологии, обличая американский империализм. В поэме «Под кожей статуи Свободы» и многочисленных стихах того периода он фактически повторял клише советской пропаганды:
Цвет статуи Свободы —
он все мертвенней,
когда, свободу пулями любя,
сама в себя стреляешь ты,
Америка.
Ты можешь так совсем убить себя!
Это цитата из сборника с интригующим названием «Интимная лирика» (1973), которое поэт объяснял так:
Ленин —
это мой самый интимный друг.
Я его оскорблять не позволю!
Если мы коммунизм построить хотим,
Трепачи на трибунах не требуются.
Коммунизм для меня —
самый высший интим,
а о самом интимном
не треплются.
Литературоведы отмечали в стихах Евтушенко постоянное присутствие автора, доходящее до навязчивого самопиара, стремления поставить себя на одну доску со знаменитостями — как современными, так и давно ушедшими. Другой особенностью была звонкая декларативность его стихов, рассчитанных на чтение вслух перед большой аудиторией; в этом он подражал кумиру своей юности В. Маяковскому. А. Ахматова, прочитав в газете его стихи, воскликнула: «Да это же очень плохой Маяковский!» В другой раз она назвала Евтушенко «виртуозным эстрадником», что, конечно, точнее. Одним из первых он соединил поэзию с эстрадой, выработав методы безошибочного воздействия на публику, что многократно увеличило его популярность. Известный специалист по русской литературе В. Казак писал: «Чрезмерному успеху Евтушенко способствовала простота и доступность его стихов, а так-же скандалы, часто поднимавшиеся критикой вокруг его имени… Его стихи большей частью повествовательны и богаты образными деталями. Многие страдают длиннотами, декламационны и поверхностны. Его поэтическое дарование редко проявляется в глубоких и содержательных высказываниях. Он пишет легко, любит игру слов и звуков, нередко, однако, доходящую у него до вычурности».
Излюбленной формой произведений Евтушенко 70-80-х годов стал внутренний монолог автора, соединяющийся с монологами героев в многоголосый то публицистический, то лирический образ современности. И не только современности — после «Казанского университета» он вновь обратился к русской истории в поэмах «Ивановские ситцы» (1976) и «Непрядва» (1980). Поездка в качестве корреспондента «Огонька» в Японию породила поэму «Снег в Токио» (1974) — притчу о рождении таланта, вырвавшегося из оков патриархального быта. Поэмы «В полный рост» (1973), «Просека» (1975), «Северная надбавка» (1977) раскрывают историческую судьбу России через судьбы отдельных ее жителей, простых тружеников. Антивоенную линию в творчестве Евтушенко продолжили поэмы «Мама и нейтронная бомба» (1982) и «Фуку!» (1985).
Его положение в советских культурных кругах становилось все более прочным. По случаю 40-летия он получил орден «Знак почета», в 50 лет — орден Трудового Красного знамени, его книги почти ежегодно выходили не только в СССР, но и за рубежом. Его выступления собирали массовую аудиторию, проходя в многоместных домах культуры и даже на стадионах (что породило иронический термин «стадионная поэзия»). В 1978 году он сыграл Циолковского в художественном фильме С. Кулиша «Взлет». Тогда же завершилась его семейная жизнь с Галиной Сокол — новой его женой стала 26-летняя ирландская славистка Джан Батлер, которая родила ему сыновей Александра и Антона (до этого у него был только приемный сын Петр, взятый из детдома в 1967 году). Несмотря на это, брак просуществовал недолго — Джан вместе с детьми жила в Лондоне, не желая перебираться в Советский Союз, а Евтушенко пока что не собирался эмигрировать. В 1986 году он познакомился с 23-летней поклонницей его творчества Марией Новиковой, работавшей врачом. После развода с Дж. Батлер М. Новикова стала четвертой женой поэта. В браке с ней у него родились еще двое сыновей — Евгений и Дмитрий.
Редактировать

Новое время — новые песни

В начале 80-х годов Евтушенко активно пробовал силы в новых жанрах, выпустив в свет роман «Ягодные места», повесть «Ардабиола», сборники публицистики. В 1983 году был снят двухсерийный художественный фильм «Детский сад», в котором он выступил одновременно автором сценария, режиссером и актером. В стихах того периода одним из главных стал мотив душевного непокоя, разлада с «застойной» средой, выраженный еще раньше в известном стихотворении «Со мною вот что происходит»:
О, сколько
нервных
и недужных,
ненужных связей,
дружб ненужных!
Куда от этого я денусь?!
О, кто-нибудь,
приди,
нарушь
чужих людей соединённость
и разобщённость
близких душ!
Как и другие представители интеллигенции, Евтушенко с восторгом встретил начатую в 1985 году новым генсеком М.С. Горбачевым перестройку. Выступления поэта в печати были направлены против партйиных консерваторов, бюрократов, поклонников Сталина. По его инициативе в журнале «Огонек» и других изданиях появлялись публикации поэтов, погибших и пострадавших в годы Советской власти, материалы об их трагической судьбе. Созданная им в «Огоньке» рубрика «Русская муза ХХ века» стала основой для фундаментальной, но крайне субъективной антологии русской поэзии «Строфы века», вышедшей в 1995 году. Позже этот труд превратился в громадный трехтомник «В начале было слово», охвативший уже всю историю русской поэзии и вышедший в свет в 2012 году. Не ограничиваясь составлением антологий, он вел творческие вечера поэтов, составлял радио- и телепрограммы, сам выступал с чтением стихов А. Блока, Н. Гумилева, В. Маяковского, А. Твардовского.
Конечно же, в годы перестройки Евтушенко с его публицистическим задором не мог остаться в стороне от общественных дискуссий. В 1989 году он вошел в число учредителей общества «Мемориал» и писательского объединения «Апрель» («Писатели в поддержку перестройки»). Избранный народным депутатом СССР, он выступал с трибуны Съезда Советов против политического диктата КПСС, цензуры, национализма и антисемитизма. Написанные в то время стихотворения («Страх гласности», «Так дальше жить нельзя», «Письмо афганцу», «Перестройщики перестройки» и др.) органично влились в поток антикоммунистической пропаганды, готовившей демонтаж СССР и советского строя. Превращение недавнего приверженца советской идеологии в ее яростного критика вызвало неприятие не только консерваторов, но и многих либералов, которые и прежде обвиняли Евтушенко в коньюнктурности, «продажности» и даже тайной работе на КГБ. Характерна реакция Иосифа Бродского, который в 1985 году вышел из Американской академии литературы и искусства в знак протеста против принятия в нее Евтушенко. Задолго до этого Бродский говорил о нем: «Он, конечно, поэт очень плохой. И человек он еще худший. Это такая огромная фабрика по воспроизводству самого себя» — при этом признавая: «У него есть стихи, которые, в общем, можно запоминать, любить, они могут нравиться…»
В конце 1990 года Евтушенко снял по собственному сценарию фильм «Похороны Сталина». В следующем году он встал на сторону Б. Н. Ельцина во время августовского путча и приветствовал запрет КПСС и упразднение Советского Союза. Однако он, как и большинство представителей интеллигенции, оказался не готов к новым постсоветским реалиям — политической борьбе, экономическому хаосу, быстрой криминализации общества. Его творческая активность не снижалась, но в стихах все заметнее проявлялись новые настроения — растерянность и разочарование. Это отразилось и в вышедшем в 1993 году романе «Не умирай прежде смерти» (с подзаголовком «Русская сказка»). Поэт болезненно переживал ненависть собратьев по цеху, особенно ярко проявившуюся в ноябре 1992 года, когда группа литераторов во главе с А. Прохановым сожгла чучело Евтушенко во дворе Союза писателей. Вскоре после этого он принял приглашение университета Оклахомы в городе Талса и уехал вместе с семьей в США, где уже более 20 лет преподает русскую поэзию.
Поэт сохранил связь со своей аудиторией, по несколько раз в год посещая Россию и выступая на вечерах поэзии и других мероприятиях. Ежегодно в день своего рождения он читает свои стихи в Политехническом музее в Москве. В 1997 году началось издание его восьмитомного собрания сочинений, тогда же публике была представлена рок-опера «Идут белые снеги», написанная на его стихи композитором Глебом Маем. К тому времени Евтушенко был автором более 130 книг на русском и 70 книг на иностранных языках, лауреатом множества премий, членом нескольких зарубежных академий. Его неоднократно (последний раз — в 2008 году) выдвигали на Нобелевскую премию по литературе.
После выхода в 1998 году автобиографического сборника «Волчий паспорт» главным содержанием творчества Евтушенко стало подведение итогов, осмысление пройденного им вместе со страной пути. Наряду с неизбежными усталостью и разочарованием в его «пожилых» стихах присутствует прежняя восторженная любовь к жизни, восхищение перед ней:
Мне бы
попробовать в мире все хлебы,
пригубить все губы и вина,
все звезды бы взять на зубок.
К приходу волхвов — не волков
аккуратно почистить все хлевы,
и теплую руку пожать,
человеку по имени Бог.
Евтушенко Евгений Александрович (август 2009 года)
Евгений Евтушенко. 2009 год
Евтушенко продолжает свой труд по собиранию и пропаганде творчества русских поэтов. В 2013 году его сборник «Поэт в России — больше, чем поэт. Десять веков русской поэзии» (первый том из запланированных пяти) получил премию «Книга года». В последние годы у поэта возникли проблемы со здоровьем.
В сентябре 2013 года из-за воспаления голеностопного сустава у него была ампутирована нога. Несмотря на это, он продолжает работать, планирует новые поездки в Россию и выступления перед читателями. В прессе по-прежнему появляются публикации о творчестве Евтушенко, давно ставшем достоянием литературоведов.
В серии «ЖЗЛ» выходит его полномасштабная биография, написанная журналистом И. Фаликовым. Большой интерес зрителей вызвал трехсерийный телефильм С. Волкова «Диалоги с Евгением Евтушенко», где поэт откровенно рассказывает о своей жизни.
Редактировать

Награды, звания и премии

Государственные награды

  • Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (2004)
  • Орден «Знак Почета» (28 октября 1967)
  • Орден Трудового Красного Знамени (18 июля 1983)
  • Орден Дружбы Народов — отказался получать в знак протеста против войны в Чечне (1993).

Премии

  • Государственная премия СССР — за поэму «Мама и нейтронная бомба» (1984)
  • Государственная премия России (2010)

Общественные и профессиональные награды

  • Медаль «Защитнику свободной России» (1993)
  • Царскосельская художественная премия (2003)
  • Итальянская литературная премия Гринцане Кавур (Premio Grinzane Cavour) — «за способность донести вечные темы средствами литературы, особенно до молодого поколения» (22 января 2005).
  • Премия Джованни Боккаччо (Италия)
  • Командор чилийского ордена Бернардо О’Хиггинса (2009).
  • «Златая цепь Содружества» — высшая награда РОО «Русскоязычное содружество творческих деятелей» (2011)
  • Китайская международная премия «Чжункунь» —за выдающийся вклад в мировую поэзию (2015)
  • Орден «Полярная звезда» (2016)
  • Премия «Поэт» (2013)
Редактировать

Работы поэта в кино

1957 На графских развалинах текст песен
1961 Карьера Димы Горина текст песен
1964 Я — Куба, автор сценария
1965 Застава Ильича, актер
1972 Чиполлино. Cipollino текст песен
1974 Три дня в Москве текст песен
1975 Ирония судьбы, или с легким паром! текст песен
1976 Солнце, снова солнце автор стихов
1977 И это всё о нём текст песен
1977 Мимино текст песен
1977 По семейным обстоятельствам текст песен
1977 Служебный роман текст песен
1978 Неизвестная война текст песен
1978 Только каплю души... текст песен
1979 Взлет актер
1979 Здесь, на моей земле текст песен
1981 В небе «Ночные ведьмы» текст песен
1981 Два голоса («Идеалистка») текст песен
1983 Детский сад актер, режиссер
1987 Забытая мелодия для флейты текст песен
1987 Поражение (сериал) текст песен
1990 Похороны Сталина автор сценария, режиссер, актер
1999 Послушай, не идет ли дождь... текст песен
2001 Идеальная пара — текст песен
Редактировать

Библиография

Прищепа В. П. Российского Отечества поэт: Е. А. Евтушенко. Абакан, 1996

Собрания сочинений

  • Избранные произведения в 2-х томах. — М.: Художественная литература, 1975
  • Избранные произведения в 2-х томах. — М.: Художественная литература, 1980
  • Собрание сочинений в 3 томах. — М.: Художественная литература, 1983—1984
  • Стихотворения и поэмы в 3-х томах. — М.: Советская Россия, 1987.
  • Евтушенко Е. А. Собрание сочинений в 8 тт. М., 1997-2008
  • Первое собрание сочинений в 8 томах. — М.: Издательство АСТ, 2002
  • Евтушенко Е. А. Шестидесантник: Мемуарная проза. М., 2006

Романы и повести

  • «Ягодные места» (роман) — М., 1982
  • «Не умирай прежде смерти» (роман) — М.: Московский рабочий, 1993
  • «Пёрл-Харбор» («Мы стараемся сильнее»), повесть, 1967
  • «Ардабиола», повесть, 1981

Поэмы

  • Станция Зима» (1953—1956)
  • «Бабий яр» (1961)
  • «Братская ГЭС» (1965)
  • «Пушкинский перевал» (1965)
  • «Коррида» (1967)
  • «Под кожей статуи Свободы» (1968)
  • «Казанский университет» (1970)
  • «Откуда Вы?» (1971)
  • «Снег в Токио» (1974)
  • «Ивановские ситцы» (1976)
  • «Северная надбавка» (1977)
  • «Голубь в Сантьяго» (1974—1978)
  • «Непрядва» (1980)
  • «Мама и нейтронная бомба» (1982)
  • «Дальняя родственница» (1984)
  • «Фуку!» (1985)
  • «Тринадцать» (1996)
  • «В полный рост» (1969—2000)
  • «Просека» (1975—2000)
  • «Дора Франко» (2011)

Смотри также

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика