;

Деникин Антон Иванович

Дени́кин Антон Иванович (4 декабря 1872, деревня Шпеталь-Дольный Влоцлавска, Варшавская губерния — 7 августа1947, Энн-Арбор, США) — российский политический и военный деятель, генерал-лейтенант (1916). В Первую мировую войну командовал стрелковой бригадой и дивизией, армейским корпусом; с апреля 1918 командующий, с октября главнокомандующий Добровольческой армией, с января 1919 главнокомандующий «Вооруженными силами Юга России» (Добровольческая армия, Донская и Кавказская казачьи армии, Туркестанская армия, Черноморский флот); одновременно с января 1920 «Верховный правитель Российского государства». С апреля 1920 в эмиграции. Работы по истории русско-японской войны; воспоминания: «Очерки русской смуты» (т. 1-5, 1921-23), «Путь русского офицера» (1953).
Редактировать

Военная карьера

Отец будущего генерала, Иван Ефимович Деникин (1807-1855), происходил из крепостных крестьян. В 1834 году он был сдан помещиком в рекруты. В 1856 году Иван Деникин сдал экзамен на офицерский чин и был произведен в прапорщики. В 1869 году он вышел в отставку в чине майора. Его женой стала полька Елизавета Федоровна Вржесинская (1843-1916), происходившая из семьи мелких землевладельцев. Антон Деникин окончил Ловичское реальное училище, Киевское пехотное юнкерское училище (1892) и Академию генерального штаба (1899). Во время Русско-японской войны в марте 1904 года он подал рапорт о переводе в действующую армию. На театре военных действий занимал пост начальника штаба Забайкальской казачьей, затем Урало-Забайкальской дивизии, в августе 1905 года возглавил штаб Сводного конного корпуса, тогда же был произведен в чин полковника «за боевые отличия». Кроме того, в годы Русско-японский войны А.И. Деникин был награжден орденами Станислава и Анны.
В 1906-1910 — на различных штабных должностях в Генштабе; в 1910-14 — командир 17-го пехотного Архангелогородского полка. В марте 1914 назначен исполняющим должность генерала для поручений штаба Киевского военного округа, в июне произведен в генерал-майоры. Еще в 1890-е годы сложилось политическое мировоззрение Деникина: он воспринял российский либерализм «в его идеологической сущности, без какого-либо партийного догматизма», разделяя три его положения: «конституционную монархию, радикальные реформы и мирные пути обновления России». С конца 1890-х годов под псевдонимом Иван Ночин много публиковался в военной печати, преимущественно в наиболее популярном журнале «Разведчик», в котором в 1908-14 напечатал цикл статей «Армейские заметки». Выступал за улучшение системы отбора и подготовки командного состава, против бюрократизма, подавления инициативы, грубости и произвола по отношению к солдатам; ряд статей посвятил анализу сражений Русско-японской войны, в которых лично участвовал. Указывал на германскую и австрийскую угрозу, в свете чего считал необходимым проведение скорейших реформ в армии; в 1910 предлагал созвать съезд офицеров Генштаба для обсуждения проблем армии; писал о необходимости развития автотранспорта и военной авиации.
Узнав о начале войны, Деникин подал рапорт с прошением направить его в строй. В сентябре 1914 был назначен командиром 4-й бригады «Железных стрелков». «Железные стрелки» отличились во многих сражениях 1914-16, их бросали на наиболее трудные участки; они получили прозвище «пожарной команды». За отличия в боях Деникин был награжден Георгиевским оружием, орденом св. Георгия 4-й и 3-й степеней. За прорыв неприятельских позиций во время наступления Юго-Западного фронта в 1916 и взятие Луцка был вновь награжден Георгиевским оружием, украшенным бриллиантами и произведен в генерал-лейтенанты. В сентябре 1916 назначен командующим войсками 8-го армейского корпуса.
Редактировать

Революция

Военная карьера Деникин продолжала идти по восходящей и после Февральской революции. В апреле 1917 он был назначен начальником штаба Верховного Главнокомандующего, затем в мае — главнокомандующим армиями Западного фронта, в июле — главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта. На офицерском съезде в мае 1917 выступил с резкой критикой политики Временного правительства, ведущей к развалу армии. На совещании в Ставке 16 июля, в присутствии членов Временного правительства, выступил с речью, в которой сформулировал программу укрепления армии из 8 пунктов, содержавшую фактически требование отмены демократических завоеваний в армии. 27 августа 1917, получив известие о выступлении генерала Л. Г. Корнилова, направил Временному правительству телеграмму в поддержку его требований — доведения войны до победного конца и созыва Учредительного собрания. 29 августа арестован и помещен на гауптвахту в Бердичеве, затем переведен в Быхов, где находились в заключении Корнилов и его соратники. 19 ноября 1917 по распоряжению Верховного главнокомандующего генерала Н. Н. Духонина освобожден из-под ареста, как и некоторые другие арестованные по корниловскому делу; с документами на чужое имя пробрался на Дон.
Поздней осенью 1917 прибыл в Новочеркасск, где принял участие в организации и формировании Добровольческой армии. Стремился сгладить разногласия между генералами М. В. Алексеевым и Корниловым, выступил инициатором разделения полномочий между ними, а также донским атаманом А. М. Калединым. 30 января 1918 назначен начальником 1-й Добровольческой дивизии. В 1-м Кубанском («Ледяном») походе — заместитель командующего Добровольческой армией генерала Корнилова. 31 марта (13 апреля) 1918, после гибели под Екатеринодаром Корнилова, вступил в командование Добрармией. Отказался от плана Корнилова штурмовать Екатеринодар, считая его самоубийственным, что позволило сохранить армию. В июне 1918 предпринял 2-й Кубанский поход, в ходе которого 3 июля 1918 был взят Екатеринодар. 25 сентября (8 октября) 1918, после смерти генерала Алексеева, стал Главнокомандующим Добрармией. С января 1919, после согласия донского атамана генерала П. Н. Краснована создание единого командования и подчинения Донской армии Деникину, — Главнокомандующий Вооруженными силами Юга России (ВСЮР). Не желая вносить раскол в антибольшевистское движение, признал в мае 1919 адмирала А. В. Колчака «верховным правителем» России; в январе 1920 полномочия «верховного правителя» были переданы адмиралом Деникину.
Наибольшие успехи деникинских войск пришлись на лето — начало осени 1919. 20 июня в только что взятом Царицыне Деникин подписал «Московскую директиву» — о наступлении на Москву. Однако генерал не учел особенностей гражданской войны, так же как и специфики районов, где в основном разворачивались его войска. Деникин не сумел выдвинуть привлекательной программы, остановившись на доктрине «непредрешения» (отказа от решения о форме государственного устройства до изгнания большевиков), не была выработана программа аграрной реформы. Белые не сумели организовать работу тыла, в котором процветали спекуляция и коррупция, и систему снабжения армии, что вело к «самоснабжению» и падению дисциплины, вырождению армии в банду грабителей и погромщиков, что особенно ярко проявилось на Украине, где белыми были осуществлены еврейские погромы. Деникина обвиняли в стратегическом просчете — «поход на Москву» привел к тому, что фронт оказался растянут, снабжение затруднено, белые заняли обширные территории, которые были не в состоянии удержать. Наступление на Москву по двум направлениям вело к распылению сил и делало войска крайне уязвимыми для контрударов красных. В ответ на эти обвинения Деникин резонно указывал, что гражданская война имеет особые законы и подходить к операциям только с точки зрения военной стратегии нельзя. Но деникинцы, несомненно, достигли больших успехов по сравнению с другими антибольшевистскими фронтами; в октябре 1919 они взяли Орел, а их передовые отряды оказались на подступах к Туле.
Однако наступление захлебнулось, Деникин вынужден был стремительно отступать. В марте 1920 отступление завершилось «новороссийской катастрофой». Когда прижатые к морю войска белых в панике эвакуировались, а значительная их часть попала в плен. Потрясенный катастрофой, Деникин ушел в отставку и после того как 4 апреля 1920 передал командование генералу П.Н. Врангелю, навсегда покинул Россию.
Редактировать

В эмиграции

В Европе Деникин испытал на себе все невзгоды, связанные с его вынужденной эмиграцией. Сначала, весной 1920, он попал в Константинополь, вскоре оказался в Лондоне, в августе уехал в Брюссель. Будучи крайне щепетильным в финансовых вопросах, Деникин не обеспечил себе стредств к существованию; прежде всего из-за материальных обстоятельств его семья в июне 1922 переехала в Венгрию, обосновавшись в конце концов в местечке близ озера Балатон (именно в Венгрии была написана самая известная его книга «Очерки русской смуты», 1921-1926). В 1925 Деникины вернулись в Брюссель, в 1926 переехали в Париж.
«Очерки русской смуты», вышедшие уже в Париже, сочетали в себе элементы мемуаров и исследования. Деникин полагался не только на память и материалы своего архива; по его просьбе ему присылали различные документы, участники белого движения предоставляли в его распоряжение свои неопубликованные воспоминания. «Очерки» до сего дня являются наиболее полным и ценным источником по истории белого движения на юге России; читаются с нарастающим интересом и написаны выразительным русским языком.
В Париже вышли также его книги «Офицеры» (1928) и»Старая армия» (1929). Литературные заработки и гонорары от чтения лекций были единственным средством его существования. В 1930-х годах в условиях нарастания военной угрозы много писал и выступал с лекциями по проблемам международных отношений; занимал антинацистскую позицию, что ни в коей мере не означало его примирения с советским режимом. Выпустил в Париже книги и брошюры «Русский вопрос на Дальнем Востоке» (1932), «Брест-Литовск» (1933), «Кто спас Советскую власть от гибели?» (1937), «Мировые события и русский вопрос» (1939). В 1936-38 публиковался в газете «Доброволец» и некоторых других русскоязычных изданиях.. После капитуляции Франции в июне 1940 Деникины перебрались на юг Франции в местечко Мимизан, близ Бордо. Бывший генерал тяжело переживал поражения Красной Армии и радовался ее победам, однако, в отличие от многих эмигрантов не верил в перерождение советской власти.
В мае 1945 вернулся в Париж, но, опасаясь насильственной депортации в СССР, через полгода уехал в США. В мае 1946 писал в частном письме: «Советы несут страшное бедствие народам, стремясь к мировому господству. Наглая, провокационная, угрожающая бывшим союзникам, поднимающая волну ненависти политика их грозит обратить в прах все, что достигнуто патриотическим подъемом и кровью русского народа». В США продолжил работу над воспоминаниями, начатыми еще во Франции. Умер от сердечного приступа. Похоронен с воинскими почестями на кладбище Эвергрин (г. Детройт); 15 декабря 1952 прах Деникина был перенесен на русское кладбище Св. Владимира в Джексоне (штат Нью-Джерси). В октябре 2005 прах Деникина был перезахоронен в некрополе Донского монастыря в Москве. Архив Деникина хранится в библиотеке Института изучения русской и восточноевропейской истории и культуры при Колумбийском университете в Нью-Йорке.
Редактировать

Дополнительная литература

  • Соколов К. Н. Правление генерала Деникина. София, 1921.
  • Лехович Д. В. Белые против красных: Судьба генерала Антона Деникина. М., 1992.
  • Рутыч А. Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных сил юга России: Материалы к истории Белого движения. М., 1997.
  • Черкасов-Георгиевский В. Генерал Деникин. Смоленск, 1999.
  • Grey M. Ma pere generale Denikine.

Сочинения

  • Очерки русской смуты: в 5 т. Париж; Берлин, 1921-1926.
  • Офицеры. Париж, 1928.
  • Старая армия: В 2 т. Париж, 1929-1931.
  • Русский вопрос на Дальнем Востоке. Париж, 1932.
  • Брест-Литовск. Париж, 1933.
  • Кто спас Советскую власть от гибели? Париж, 1937.
  • Мировые события и русский вопрос. Париж, 1939.
  • Путь русского офицера. Нью-Йорк, 1953

Смотри также

Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика