Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Весна (кино)

Весна, СССР, Мосфильм, 1947, ч/б, 104 мин. Музыкальная комедия.
Приз Международного кинофестиваля в Венеции (1947) — за оригинальный сюжет.
Реальность фильмов Г. Александрова всегда испытывала влечение к театрализации, с одной стороны, к жанру — с другой. Музыкальная комедия и мелодрама стремились ужиться под одной крышей. Героями таких фильмов могли стать только музыкально одаренные актеры, либо актеры характерные, комические. Первые были талантливыми певцами, музыкантами, циркачами, вторые — их оппонентами просто по той причине, что не могли оценить чужой талант, но всегда стремились примазаться к чужой славе. В послевоенной картине «Весна» режиссер сохраняет исходную условность — делает фильм о кино, о съемках, о жизни киностудии. Он и усугубляет исходную условность, избрав сюжет двойников: профессор Никитина работает над проблемой использования солнечной энергии, актриса оперетты хочет стать киноактрисой, получить главную роль в новой постановке известного кинорежиссера. Волею обстоятельств две героини (обе роли сыграла Л. Орлова) вынуждены поменяться местами, оказываются в непривычной ситуации, влезают в чужую шкуру, чтобы не испортить задуманную игру, не навредить ближнему, сдержать данное слово. Подмена оказывается благотворной: синий чулок — Никитина — становится женственнее, дружелюбнее, легкомысленная Шатрова — серьезнее и умнее.
Действие фильма развертывается в двух основных декорационных комплексах — в научном центре, где священнодействуют люди в белых халатах, и в павильонах, гримерных киностудии, где можно запросто встретить двух Гоголей и разрешить их спор, где снимается нечто патетическое оперно-балетное во славу Москвы, где актеры преображаются в исторических персонажей или в идеальных персонажей своего времени. И в том, и в другом комплексе главное — свет: свет солнца или юпитеров, под лучами которых мир становится прекраснее. Отсюда — гимническая, патетическая интонация фильма. Животворной стихией, поддерживающей бутафорски-пафосный стиль, становится комедийное, водевильное, характерное. Здесь приют наивных чудаков и хамоватых рвачей, здесь правят законы курьеза и недоразумений. Здесь правят бал Ф. Раневская и Р. Плятт, поведение которых стало нарицательным, а фразы их персонажей ушли в народ и вошли в язык. Скрепляющим раствором фильма стала музыка Дунаевского, мелодический дар которого превращал торжественное, патетическое в понятное всем и каждому, а в веселом, шутливом, песенном мелосе открывал то, что может служить человеку каждый день его трудной жизни.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика