;
Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

В городе Сочи темные ночи

В городе Сочи темные ночи, СССР, Подарок, 1989, цв., 131 мин. Трагикомедия.
Второй фильм В. Пичула вызвал недоумение зрителей, критики и начальства. После «Маленькой Веры», принесший режиссеру мировую славу и коммерческий триумф, Пичул предпочел крутой витаж. «В городе Сочи...» — фильм затянувшейся переходной эпохи. Поставленный для всех, он оказался ненужным почти никому. Потому, наверное, что фиксировал ускользающую реальность, тотальную неопределенность и усталость от ожидания результатов.
Цепь эпизодов, обозначенных, но незавершенных сюжетов, закручены крепко, но рвутся — по авторскому мановению — с фатальной неизбежностью. На дворе 1989 год. В молочной вместо, скажем, сыра продаются детские игрушки. Здесь ощущалась особая «семиотика нонсенса» , а не просто нищета. Страх пустоты — ужас больших пространств — вытесняется иллюзией заполнения, замещения. Фильм Пичула уловил эту простейшую и фундаментальную закономерность времени. Поманив одним результатом, перегруппировать силы на другой. Взвинтить и тут же охладить намерения. Пройдя первый этап отрицания в гиперреалистической «Маленькой Вере», режиссер теперь пробует себя в непривычной поэтике. В этом фильме колотятся, перемещаясь из столицы на Север, а оттуда на юг и обратно, случайные знакомцы с непохожими, но близкими судьбами. В сущности, путь этот — в воображаемый рай. Но и образ все еще живучих (для героев фильма) представлений о его достижимости. Вместо густой однородной фактуры первого фильма — стилистические перепады, ритмические сбои. Вместо «простого» человека — социальный срез самых разных слоев: от афериста до артиста. Вместо отчаяния обитателей г. Жданова — просто тупик: от Москвы до самых до окраин. Вместо цельного «куска жизни» — коллажный пунктир. И одновременно поиск новой цельности. На обломках империи, на эстетическом развале.
Но у Пичула сумбурный и при этом вяло-безразличный «хаос эпохи» имеет не тождественную этой бестолковости логику смысловых сбоев. Хамскую свадьбу здесь гуляют на фоне монументального ресторанного панно, изображающего «Кремль»; старый лагерник оказывается романтическим артистом, уголовник фотографируется на Мосфильме, где снимается очередная эпопея с «Калининым», «Сталиным» и «Молотовым»... Но весь этот обычный бред обобщается сентенцией милиционера: «Наши будни праздничными не назовешь». Вот исток заморочки, в которую втянуты герои филма: не будни, а сумасшедший дом, не праздник, а исповедальня или профсоюзное собрание. В результате скандальный праздник становится апофеозом испохабленных будней. Водевильная стихия захлестывает неводевильных персонажей, сентиментальная — настроенных совсем на иной лад. Объединяет же всех персонажей фильма главный герой-мошенник, сантехник и «кинорежиссер» Степаныч (А. Жарков), представившийся своей девушке как автор «Лав стори» и рассказавший сценарий своего фильма. Начало этой истории известно зрителям по фильму Пичула, а продолжение снято Пичулом по сценарию его героя!
«В городе Сочи...» намеренно совмещают противоречивые авторские установки: «как в жизни» (разрушение мифов) и «как в кино» (тоска по мифотворчеству). Но режиссер оставляет всем мотивам своего фильма простор для их будущего неожиданного развития.
Режиссер: Василий Пичул. Автор сценария: Мария Хмелик. Оператор: Ефим Резников. Художник-постановщик: Николай Терехов. Композитор: Владимир Матецкий. Текст песен: Михаил Шабров. Звукорежиссер: Павел Дроздов. Монтаж: Елена Заболоцкая. Продюсеры: Марк Левин, Сильвия д"Амико.
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика