Вход
Регистрация Зарегистрируйтесь, чтобы получить расширенные возможности...

Бернштейн Николай Александрович

Бернште́йн Николай Александрович (24 октября (5 ноября) 1896, Москва — 16 января 1966, там же) — российский ученый, нейро- и психофизиолог, основатель отечественной школы биомеханики, создатель нового направления исследований — физиологии активности, член-корреспондент Академии медицинских наук СССР (1946), лауреат Сталинской премии (1948). Сын психиатра Александра Бернштейна (1870-1922), внук физиолога Натана Бернштейна (1836-1891), племянник математика Сергея Бернштейна (1880-1968).
Окончил медицинский факультет (1919), а затем прослушал курс математического факультета Московского университета. В 1919-1922 гг. служил военным врачом в Красной армии. В 1922-1950 гг. Н. А. Бернштейн руководил созданной им лабораторией биомеханики в Центральном институте труда, позднее во Всесоюзном институте экспериментальной медицины. В 1920-1930-е гг. под его руководством были созданы лаборатории биомеханики в Научно-исследовательском институте физкультуры и ряде других отраслевых научных учреждений.
Н. А. Бернштейн был человек очень разносторонних талантов: он увлекался математикой, музыкой, лингвистикой, инженерным делом. Однако все свои знания и способности он сконцентрировал на решении главной проблемы своей жизни — изучении движений животных и человека. Так, математические знания позволили ему стать основоположником современной биомеханики, в частности биомеханики спорта. Практика врача-невропатолога снабдила его огромным фактическим материалом, касающимся расстройств движений при различных заболеваниях и травмах центральной нервной системы. Занятия музыкой дали возможность подвергнуть тончайшему анализу движения пианиста и скрипача: он экспериментировал в том числе и на себе, наблюдая за прогрессом собственной фортепианной техники. Инженерные знания и навыки помогли Н. А. Бернштейну усовершенствовать методы регистрации движений — он создал ряд новых техник регистрации сложных движений. Наконец, лингвистические интересы, несомненно, сказались на стиле, которым написаны его научные труды: тексты Н.А. Бернштейна — одни из самых поэтичных образцов научной литературы. Его язык отличается сжатостью, четкостью и в то же время необыкновенной живостью и образностью. Конечно, все эти качества языка отражали и качества его мышления.
Н. А. Бернштейн является основателем и главой отечественной школы биомеханики, которая благодаря ему почти до конца 1940-х годов оставалась одной из ведущих в мировой науке. Широко развернутые в СССР по его нициативе экспериментальные исследования биомеханики движений здоровых и больных людей (трудовых, спортивных, при игре на фортепиано, при поражениях головного мозга, при пользовании протезами конечностей и т. д.) позволили проследить все узловые точки кинематической цепи, образующей биомеханическую модель движений человека, и разработать эффективные методики рационализации их построений («Общая биомеханика», 1926). Важные результаты были получены благодаря коренному усовершенствованию Н. А. Бернштейном техники регистрации движений: еще в 1920-х годах он модифицировал метод циклографии — скоростного фотографирования меток или лампочек, закрепленных на движущихся частях тела, предложив съемку на движущуюся пленку — киноциклографию.
Главное научное достижение Н. А. Бернштейна — создание им принципиально нового направления исследований — физиологии и, шире, биологии активности, сделавшее необходимым пересмотр ряда важнейших представлений не только в нейрофизиологии, но и всей теоретической биологии и психологии, а также заложившее теоретическую основу нейрокибернетики, бионики, теории управления, энергетики и т. д. Решая конкретную задачу биомеханики — изучение нейротипологических механизмов управления двигательными актами, — ученый установил, что движение есть частный случай более фундаментального свойства живого — активности, вне которого не могут быть поняты никакие другие проявления жизнедеятельности организма, особенно человеческого. Такой вывод, фактически противоречил физиологической концепции И. П. Павлова, основанной на принципе реактивности как главного регулятора важнейших жизненных актов. В области нейрофизиологии это требовало отказа от павловской модели рефлекторной дуги и замены ее идеей рефлекторного кольца, в связи с которой Бернштейн еще в середине 1930-х годов одним из первых сформулировал принцип обратной связи, ставший позднее основополагающим в теории информации и всей совокупности компьютерных наук. В психологии идея активности сделала необходимым коренное изменение взгляда на поведение человека, которое стало трактоваться не как совокупность реакций на поступающие извне сигналы, а как реализация установки на преодоление неблагоприятного давления окружения и противостояние ему, запрограммированной в модели потребного будущего.
Несмотря на то, что эти идеи шли вразрез с учением И. П. Павлова, а значит и с советской идеологией, основанной на упрощенном и даже искаженном толковании павловской модели человеческого поведения, Н. А. Бернштейн в 1946 году стал членом-корреспондентом АМН СССР, а его книга «О построении движений» (1947) была в 1948 году отмечена Сталинской премией. Этими официальными отличиями Бернштейн был обязан главным образом важным практическим приложениям, которые нашла его концепция — на ее основе были разработаны и успешно применялись эффективные методы восстановления двигательных функций у раненых во время Великой Отечественной войны, была создана более совершенная техника протезирования. Позднее плодотворность идей Н. А. Бернштейна подтвердилась при конструировании шагающих автоматов, разработке компьютерных управляющих устройств и составлении методик подготовки космонавтов. Все это не спасло его от антисемитской кампании — борьбы с безродными космополитами. В этот тяжелый для себя период ученый не отказался ни от одной из своих идей, очень дорого заплатив за это. Уже готовый набор его книги «О ловкости и ее развитии» (практическое приложение его теории к проблемам спорта) был уничтожен (книга была опубликована лишь в 1991 году), а в 1950 году, сразу же после объединенной сессии АН и АМН СССР, формально утвердившей монопольный статус павловской концепции высшей нервной деятельности, он был изгнан из созданной им лаборатории биомеханики и навсегда лишен возможности вести экспериментальные исследования. Последний период жизни Н. А. Бернштейн был занят особой деятельностью. К нему домой шли ученые и научные работники разных профессий: врачи, физиологи, математики, кибернетики, музыканты, лингвисты — для научных бесед. Они искали у него советов, оценок, консультаций, новых точек зрения. Другую половину дня ученый был занят собственной научной, теоретической работой — обоснованием физиологии и биологии активности. Он подводил итоги и снова осмысливал результаты, полученные в предыдущие периоды своей жизни. Уже после его смерти многие узнали, что за два года до кончины Н. А. Бернштейн сам поставил себе диагноз — рак печени, после чего снялся с учета из всех поликлиник и строго расписал оставшийся срок жизни, который он тоже определил с точностью до месяца. Он успел закончить и даже просмотреть гранки своей последней книги «Очерки по физиологии движений и физиологии активности» (1966).
Статья находится в рубриках
Яндекс.Метрика